11 глава. Тролль

Сегодня девушка проснулась на рассвете. Свой день она начала с того что быстро и уже привычно, подоила козу, потом они обе позавтракали, коза молодой травкой, Бёрк молоком и сразу продолжили своё путешествие. К обеду они свернули дальше в лесную чащу, для того чтобы там остановится на обеденный отдых. Очень чуткий, теперь, слух Бёрк привлек, звон метала и тревожные крики, так не вписывающиеся в спокойную лесную жизнь. Подгоняя пятками своего «скакуна» Бёрк поехала в сторону шума.

Через самую чашу леса, проходила узкая, но хорошо накатанная дорога, на которой открывалась ужасная картина. Там, плотно, друг за другом, стояло две, крытые матерчатыми пологами, повозки. По бокам дороги в этом месте, рос густой, колючий кустарник, превращая узкий проезд в подобие тоннеля. В нем и был зажат маленький обоз. Лошадь в первой повозке была мертва и своим, еще впряженным в телегу телом, она перегородила проезд второй. Лошадь в другой повозке нервно била копытом и отчаянно ржала, она то и дело вставала на дыбы от страха. Её испугал звук борьбы и запах крови, бедное животное пыталась сдать назад, но повозка без управления возницы вывернулась колесами в сторону и уперлась в кусты, окончательно застопорив движение.

Нападавшие отлично все рассчитали, выбрав этот участок дороги. Напав из укрытия, убив возницу и лошадь в первой телеге, они отрезали путникам дорогу вперед, а сами все вместе напали сзади. Это были три гоблина, довольно потрепанного и плачевного вида, скорее всего дезертиры, скрывшиеся на этом берегу от войны, в попытке сохранить свои жизни. Возницей во второй повозке оказался тролль и сейчас он отчаянно защищался, но силы явно были не равны. Он стоял спиной к телеге, с которой сумел удачно спрыгнуть и вовремя прикрыл свой тыл, это его пока спасало. Но тролль уже устал, атаки, сыпавшиеся сразу со всех сторон, его быстро измотали и вот-вот он должен был рухнуть на землю под ударами мечей.

Тролль был славный. У него были длинные, висящие ниже плеч ушки, на вид мягкие, похожие чем-то на козьи, но с острыми кончиками. Они были густо покрыты татуировками и сережками, и видимо являлись гордостью своего хозяина. Даже сейчас, во время боя, крутанув головой, он грациозно откидывал их назад, невольно привлекая к ушам внимание. У него была светлая кожа и светлые рыжеватые волосы. Они отросли чуть длиннее ушей, и спереди часть их была зачесана назад и собрана на макушке в тонкий кокетливый хвостик, чтобы не лезли в глаза (ну и для красоты конечно тоже). Он торчал прямо вверх и с любовью был туго обмотан всякими веревочками, шнурками и бусинами. Когда тролль делал резкие выпады мечем, хвостик подпрыгивал, повторяя движения хозяина. Глаза тролля, очерченные пушистым бровями, были небольшие и хитро-добрые, они четко подмечали обманные маневры гоблинов, разгадывая их действия наперед. На лице тролля сразу привлекал внимание крупный, мясистый нос, над густыми, шикарными усами и бородкой бледно-рыжего цвета. Нервничая, тролль постоянно им дергал и что-то бормотал в усы, чем напоминал большую речную выдру. Ростом он сильно не дорос до орков, но на голову обошел в этом деле гномов. Руки тролля были длинные, до колен, также обильно украшенные разноцветными рисунками. Они крепко держали меч, и умело им орудовали. От небольших ранений тело возницу спасал чудной балахон, меховой гибрид халата и жилетки с короткими, выше локтя рукавами. Мечи гоблинов неспособны были прорезать толстый мех своими закругленными кончиками. Отвлекая от себя нападающих тролль стегал по ним своим длинным хвостом, похожим на крысиный. Его кончик был украшен небольшой кисточкой, как кисть художника.

Бёрк стояла в зарослях у дороги и не знала, что ей делать. Она была ослаблена голодной зимой, а там сражалось сразу три гоблина, что много даже для здорового волка. Тут из-под заднего полога телеги, с опаской выглянула девушка. Гоблины её пока не видели, но и сбежать незаметно она бы не смогла. Один взгляд на неё заставил Бёрк действовать. Бледное, испуганное лицо незнакомки, было густо покрыто глубокими струпьями и не отпавшими еще, кое-где, сухими корочками от болячек. Кожа девушки напомнила Бёрк то, что она каждый день видела в своем зеркале, только зеленого цвета и её осенило:

— Сестренка!

Бёрк поняла, что цель её путешествия достигнута.

Привязав козу к ближнему дереву, Бёрк быстро разделась и перекинулась волком. Она тихо подкралась к увлекшимся боем гоблинам и до конца осталась незамеченной. Резкий бросок и, не издав ни звука, первый враг полетел на землю. Второй успел увернуться, ранив её в живот. Неглубоко, всего лишь царапина, от которой при перевороте не останется и следа. Припав к земле она дернулась вправо, как бы метя ему в плече. Сама быстро поднырнула ему под ноги и, опрокинув, одним резким рывком разорвала гоблину горло. В пасти сразу запекло, у гоблинов кровь была отвратительного горького вкуса с запахом падали. После неё у не перекинувшегося волка долго текла слюна, и оборотень напоминал собой бешеную собаку. Она не стала смотреть, как бьется в последних конвульсиях враг, а повернулась к троллю. Он достаточно быстро одолел своего единственного противника, выбив у него оружие и точно поразив ударом в самое сердце.

Отбросив в сторону окровавленный меч, тролль встал перед волчицей на одно колено. Тяжело дыша после изнуряющего боя он, низко склонив перед ней голову в благодарном поклоне, произнес:

— О, благородный маленький волк! — Слова звучали очень торжественно, так к Бёрк еще никто не обращался.

Девушка нашла его действия забавными. Незаметно для тролля Бёрк перекинулась обратно человеком. С повозки свисал добротный темный плащ, не спрашивая разрешения (чтобы не перебивать говорившего ерундой), она прикрыла им свою наготу и продолжила внимательно слушать.

— Ты спас меня от неминуемой гибели великий, белый воин! Теперь тролль Варди в неоплатном долгу перед тобой. В благодарность я клянусь тебе в вечной преданности и дружбе. — С, до смешного, серьезным выражением лица, Варди поднял голову и в изумлении разинул рот. — Оборотница! Да еще и брюхатая! — От неожиданности он даже как-то по-утиному крякнул.

— Брюхатая? — Переспросила Бёрк, не поняв смысл этого слова.

— Ну, беременная! — Принялся терпеливо объяснять Варди. — В положении. — Палец тролля показал на сильно выпирающий животик девушки.

— Ах это… Я думала с голодухи пузо пухнет.

— Нет, это не от этого. — Авторитетно заявил тролль, внимательно разглядывая девушку. — Парень-то твой где?

— Какой еще парень? — Опять не сообразила Бёрк.

— Ну, который тебе сделал «это»?

— Гелиодор? — Спросила ошалело улыбающаяся Бёрк, осознав, вдруг, свое интересное положение. Она по недавней привычке сложила на выпирающем животике руки и оперлась спиной о телегу для удобства.

— Должно быть он. — Хмыкнул в усы тролль.

— Он ушел на войну с гоблинами… И не вернулся.

— Давно? — Осторожно поинтересовался Варди.

— Осенью. — Ответила Бёрк, печально потупив глаза.

— Неужели ты здесь одна? — Допытывался тролль. — В лесу, на Белой стороне? Без стаи?

— Да. — Просто сказала Бёрк.

— Не повезло. — Посочувствовал Варди. — Судьбааа…

За пологом телеги что-то скрипнуло, и Бёрк вспомнила о загадочной незнакомке.

— А там кто? — Задала, наконец, так интересующий ее вопрос девушка.

— В телеге-то? Проклятая. Я мимо обители еду, вот, за небольшую плату и согласился подвезти. Хочешь, познакомлю?

Бёрк радостно закивала. Они обошли телегу, и Варди откинул задний полог, открывая почти всю повозку. Девушка, сидевшая внутри, поглядывала на Бёрк со страхом, оценивая, стоит ли боятся ту меньше гоблинов, или все же больше? Платок на её голове сейчас был развязан и в разные стороны хаотично торчали кудряшки огненно-рыжих волос, собранных сзади в растрепанную косу.

— «Как лисичка!»— Восхищенно подумала Бёрк.

— Вот знакомься, это Лучана. — Тут неожиданно тролль хлопнул себя полбу. — Прости меня дева, ведь я старый дурак, даже имя твое не спросил.

— Бёрк. Меня зовут Берк. — Дружелюбно ответила девушка, глядя на Лучану, ей очень хотелось с ней подружиться.

Широко улыбаясь, Бёрк залезла в повозку и, не обращая внимания на настороженный вид девушки, села с ней рядом. Варди оставил их и занялся оттаскиванием с дороги убитых, ночь не за горами и ему хотелось убраться с этого места как можно быстрее.

— А я беременная! — Радостно сообщила Бёрк рыжей соседке, чтобы завязать беседу.

— Поздравляю. — С опаской глядя на милого оборотня, ответила Лучана. Если верить людским легендам Бёрк была людоедом и у прокаженной от страха даже пальчики на ногах поджимались.

— А ты, — Воодушевленно продолжила Бёрк. — Если тебя покрасить в зеленый, будешь очень похожа на орка!

Рыжая вперила в Бёрк ненавидящий взгляд. Орчанка сама того не подозревая, надавила на больную мозоль девушки. Она очень переживала из-за потерянной красоты и еще совсем не свыклась со статусом прокаженной. У Лучаны от нервного напряжения задергался правый глаз, а во всем её виде явственно стало читаться желание убивать. Без предупреждения и, не говоря ни слова, она прыгнула на Бёрк и вцепилась ей в волосы, орчанка защищаясь, тоже схватила её за вихры. Они разом завизжали, причем в одной тональности и опрокинулись назад, на дно повозки. Там они завозились, пища и нещадно трепля друг дружку. В их схватке пока сохранялась ничья, обе были примерно одной комплекции, небольшого роста и чересчур тощие.

— Ну, вы чего, девчата? — Удивился, увидев их сражение Варди. — Анука бросьте это недоброе дело. — Попробовал он примерить враждующие стороны.

Не видя никакой реакции на свою попытку установить мир, он открутил крышку у большого бурдюка с водой и вылил всю жидкость им на головы. Девушки завизжали и разбежались в разные стороны, вид у них был как у личных котов, подравшихся в середине марта. Мокрые, взъерошенные они тяжело дышали и только что не шипели друг на друга.

— Да что стряслось-то у вас, живо объясните. — Потребовал тролль.

— Она дразнится. — Начала ябедничать Лучана.

— Вовсе нет! — Отозвалась Бёрк.

— Орком меня обзывала. — Канючила рыжая.

— Орки хорошие! — Искренне удивилась Бёрк. — Мой отец был орк, вот! — Гордо заявила девушка.

— Но ведь ты оборотень. — Пришел черед удивляться Лучане.

— Мой отец Сфенос- орк и я была орком, только белым. Потом я встретила Гелиодора, он оборотень, мы полюбили друг друга, и я стала оборотнем. — Коротко поведала свою историю Бёрк.

— Эко тебя помотало! — Восхищенно крякнул Варди.

— Дааа… — Сама себе удивляясь, согласилась Бёрк.

Их приятную беседу прервало протяжное:

— Беее. — Донесшееся из кустов.

— Коза. — Спохватилась девушка и вихрем умчалась в лес.

Вернулась она уже одетая в свою одежду и с козой на поводке. Плащ она троллю не вернула, а по хозяйски подоткнула его под платок на спине козы. Так, решила орчанка, мозолей на её заднице будет значительно меньше.

В это время Варди перегружал все имущество в первую телегу. Поддав за уздцы своего коня, он закатил её задом в кусты, открывая проезд по дороге. Потом он распряг лошадей и, привязав к задним ногам убитого животного уздечку своего коня, он оттащил тушу подальше в кусты, на съедение хищникам. Коня он запряг в первую, более дорого выглядевшую повозку. После Бёрк и Лучана помогли троллю похоронить мертвого товарища. Они выкопали глубокую, добротную могилу не далеко от дороги, под ветвями раскидистого дуба. Место приметное, проезжая, можно поминать покойничка добрым словом.

— Хороший был тролль. — Проговорил над засыпанной могилой свое последнее напутствие Варди. — Одинокий был, хоронить все равно было бы некому. Но и плакать по нему тоже никто не будет… — Нашел положительный момент в этой ситуации тролль.

Вернувшись к телеге, все застыли в нерешительности возле повозки, не зная, что делать.

— А ты куда направляешься? — Поинтересовался Варди у Бёрк.

— Я с ней. — Ответила девушка.

— К проклятым? — Шокировано спросил тролль.

— Ну да. Отец перед смертью мне сказал: иди туда, там твои. — Уверенно заявила Бёрк.

— А разве ты не боишься заболеть? — Вставила свой вопрос Лучана. — Вмиг станешь такой же красоткой, как и я.

— Так я уже как ты. — Берк не понимала, что их удивляет.

Лучана на эти слова порылась у себя в узелке и достала оттуда зеркальце, она протянула его Бёрк с вопросом:

— Ну, покажи, где? — Подначила она оборотницу, которая видимо, принимала их за дураков.

Заглянув в круглое окошко волшебного стекла, Бёрк остолбенела. Почти все свое время она проводила в образе зверя, не видя, как выглядит человеком. Только влезая однажды на дерево, мельком заметила, что её кожа стала непривычно гладкой, но девушка не придала этому значения. Из зазеркалья в неё вглядывалась настоящая красавица и если бы не маленькие, аккуратные ушки, знакомые ей с детства, Бёрк могла подумать, что на неё смотрит эльф.

— Это я? — Не веря, она провела по лицу пальцами. — Как же это? — Не находила она слов. — Ведь я была как ты Лучана. — Сосредоточившись Бёрк начала раскладывать факты по порядку. — А потом перекинулась волком и стала как… Как..?

— Человек. — Помог ей Варди.

— Я человек?

— Ты оборотень, а вот Лучана человек, но люди и перевертыши очень похожи, хоть и противятся этому. И до болезни Лу выглядела как ты сейчас, вы были словно сестренки. — Рыжая захлюпала носом и украдкой стерла набежавшие слезы, напоминание о счастливой жизни были болезненными.

— Что это за болезнь такая? И как часто люди ею болеют? — Насторожилась Бёрк. Она опасливо отодвинулась от Лучаны, та обижено засопела.

— Красный мор. Неужели не слышала? А болеют ей всего один раз. — Ответил ей тролль.

— Ну, тогда мне уже не страшно. — Успокоилась Бёрк.

Тролль и рыжая удивленно переглянулись, не понимая, как она пришла к таким выводам? Потом синхронно пожав плечами и не найдя аргументов «против», они продолжили заниматься своими делами.

— Ты и правда поедешь со мной? — Спросила Лу, подойдя поближе к новой подружке. В её голосе была не скрытая надежда.

Она заболела чуть больше недели назад. Нанялась на весенние работы в соседний хутор, а там вспыхнул Красный мор. Дорога домой ей теперь была закрыта, хорошо староста их деревни договорился с проезжавшим мимо троллем, чтобы отвез её в обитель. На дорогу её семья заранее положила увесистый узелок, куда сложили её вещи и немного еды. Родные не решились подходить к прокаженной ближе, стояли на околице деревни и махали руками, прощались. Это не обидело Лучану, дома остались еще две сестренки-подростка и брат, на них и так будут коситься, и обходить стороной еще не один месяц.

Теперь было известно, что заразен больной человек только первые четыре дня, но это знание ничего не меняло. Дома продолжали сжигать, от прокаженных шарахались, а закон об отселении в обители никто даже не думал отменять. В городах прокаженного толпа могла до смерти забить камнями, и никто даже не подумал бы, защищать беднягу.

Бёрк улыбнулась:

— Конечно, поеду! — И подмигнув, добавила. — Сестренка.

— Сестренка. — Засмеялась в ответ Лучана.

Они загрузил в полупустую телегу козу, наломали ей веток с сочными побегами, чтобы не орала и тронулись в путь. Торопясь скорее уехать от злополучного места.


Загрузка...