19 глава. Моя

Поднявшись в башню, которую недавно начал обживать, Амичит осторожно положил на кровать свою драгоценную ношу. Оборотень торопливо стянул с себя рубашку, сапоги и взялся за ремень, им двигало непреодолимое желание всем телом прижиматься к маленькой орчанке. Из его горла непрерывно вырывались вибрирующие звуки, похожие на утробное урчания. Встретив подходящую для размножения самку, волк взял верх над человеческой половиной Амичита и сейчас весь он был движим самым древним инстинктом. Сам Амичит не осознавал до конца, происходящее, его действия были основаны не на здравом смысле, а на волчьих повадках. Он полностью разделся сам и аккуратно раздел маленькую самочку. Оглядевшись и задумавшись на минуту, он метнулся к входной двери и запер ее, никто и ничто недолжно ему помешать!

С трепетом и наслаждением он провел руками по всему ее телу, от волос на голове, до самых ног. Девушка все это время была в глубоком обмороке и на его действия никак не реагировала. Пальцы оборотня не спеша скользнули по лицу орчанки, затем по шейке с темным следом от его укуса, вниз на полную, упругую грудь и только чуть, нетерпеливо смяли её. Затем, также нежно, они продолжили свой бег по плоскому животу и маленькому, темному треугольнику курчавых волос. Не задерживаясь на них, руки прошлись по стройным, бледным ногам к аккуратным ступням и завершили свое знакомство на крошечных мизинцах с перламутровыми, розовыми ноготками. Он наклонился и по очереди перецеловал малюсенькие пальчики на её ногах. Амичит жадно целовал их, потом брал в рот и с наслаждением посасывал.

От его нежных касаний, похожих на щекотку, по телу Оливии побежали мурашки. Волк заволновался, он решил, что девушка замерзла. Взяв сложенное на краю кровати одеяло, Амичит укрыл им обнаженную пленницу и сам поспешно улегся с ней рядом. Сильно прижавшись к сладкому телу, волк крепко обнял её и громче заурчал. Самочка не отзывалась. Это начало его беспокоить. Рядом с кроватью стояла бутылка крепчайшего, гномьего рома, иногда перед сном он делал пару глотков, чтобы расслабится и быстрее уснуть. От стаканчика такого напитка пьянел даже сильный оборотень, а его вкус продирал до самых костей. Амич решил с его помощью, за неимением чего-то лучшего, привести орчанку в сознание. Приподняв голову малышки, он медленно начал вливать ей в рот огненный напиток. Рефлекторно Оливия сделала несколько глотков и, поперхнувшись, закашляла. Увидев, что малышка немного пришла в себя, волк продолжил поить ее, для закрепления положительного эффекта. Оли, еще совсем смутно соображая, после пережитого ужаса, она вяло оглядывала комнату и послушно глотала алкоголь. Где-то на десятом глотке она сыто икнула. Довольный оборотень убрал от её рта бутылку и поставил обратно на пол.

У обрадованного, пробуждением девушки, оборотня глаза сразу загорелись желтым огнем. Он опять обнял орчанку и прижал к себе, настойчиво упираясь в её бедро твердым членом. В этот момент Оливия наконец-то сфокусировала на Амичите свой взгляд. Глаза бедняжки рассмотрели лицо оборотня, и память стала к ней стремительно возвращаться.

Он был красив. Красив по-настоящему мужской, брутальной красотой с яркими акцентами животной притягательности. У него были темно-русые волосы и орехового оттенка зелёные глаза, аккуратный нос и капризно изогнутые губы. Вид оборотня немного усталый, а на лице двухдневная щетина. Еще она почувствовала прижатое к себе крепкое, мускулистое тело, а обнимали её мощные руки. Она окончательно пришла в себя и, увидев, как плотоядно смотрит на неё оборотень, Оливию новой волной накрыл страх. Она всхлипнула, готовая разревется и попыталась отодвинуться от огромного мужчины.

— Не убивайте меня. — Хриплым голосом попросила она, горло сдавили непролитые слезы. — Пожалуйста! Я не сделала ничего плохого… — Оли понимала, что любые её оправдания будут звучать смехотворно. Она нарушила границу между их мирами и за это, по закону, заслуживает смерти. Преступница отчетливо поняла, что сейчас умрет.

— Я не собираюсь тебя убивать. — Ответил волк, все также жадно её разглядывая.

У оборотня был глубокий бархатный голос, от которого по телу девушки побежали мурашки. Видимо, совсем не собираясь прояснить Оливии её дальнейшую судьбу, Амичит уткнулся ей в плече и стал жадно вдыхать аромат её кожи. Оли осенила страшная догадка.

— Хочешь съесть меня живьем? — С ужасом, спросила девушка. — Как кролика?

— Нет. Не это… — Загадочно прошептал оборотень.

— А что тогда тебе от меня надо? — Ее глаза пьяно уставились на волка. Алкоголь уже всосался в ее кровь, и пленница начала стремительно пьянеть.

— Я хочу взять тебя! — И он многообещающе потерся о ее бедро твердым членом.

— Ах, это. — Оливия не заметила его движение и с облегчением выдохнула, а потом расслабленно откинулась на кровать.

Как-то сразу, вдруг, она сделалась совершенно пьяная. Оливия поплямкала губами и облизнулась языком, словно довольная кошка.

— Какой вкусный компотик. — Медленно, слегка заплетающимся языком, похвалила она напиток, оставивший на её губах пряное послевкусие.

— Это ром. — Севшим от возбужденья голосом, ответил волк, внимательно следивший за её губами.

Алкоголь притупил в голове девушки чувство страха, усыпил бдительность и пробудил в ней желание. Красавец-оборотень так внимательно следил за её губами, что Оливии показалось (бред конечно), он хочет поцеловать её.

— Пожалуйста!? — Тихо попросил о чем-то волк. — Скажи мне да… — Зашептал он ей на ушко грудным голосом.

Оборотень все также внимательно заглядывал ей в глаза и возбужденно дышал. В его взгляде появилась мольба и боль.

— Скажи мне да… — Снова и снова томно шептал красавчик и прижимался к ней колючей щекой. Его рука пробралась ей под голову и легла на затылок. Длинными умелыми, пальцами он аккуратно массировал её кожу. От этого незаметного массажа и его проникновенного голоса по телу девушки непрерывно бежали мурашки, Оли даже стало немного потряхивать от возбуждения.

— «Бедняга, — Тягуче текли в её голове мысли, замедленные ромом. — Такой одинокий. Хочет взять меня… Должно быть на прогулку… Или в небольшое путешествие… — Будь она полностью трезвой, возможно сделала бы другие выводы. — Нужно просто сказать ему да! И он будет счастлив…»

А Оливии в тот момент очень захотелось, чтобы он был счастлив.

— Да! — Четко посмотрев ему в глаза, ответила девушка, сама не понимая, на что соглашается.

Он сразу весь как-то радостно взвился, глаза оборотня еще ярче блеснули золотом. И только в этот момент, когда страх смерти совсем её отпустил, Оливия поняла вдруг, что лежит под ним абсолютно! Совсем! Полностью! Голая! Ее руки взметнулись прикрыть грудь, но оборотень перехватил их и закинул себе на шею, желая, чтоб она обнимала его. Обхватив ее лицо ладонями, Амичит резко опустил голову и, поймал ее губы, отняв первый в жизни Оливии поцелуй. Не отрываясь, он сильней и сильней ласкал ее рот. Оли пронзила дрожь возбуждения. С легким стоном ее губы раскрылись, и язык Амича сплелся с острым язычком малышки. Он стал целовать её жадно, пылко… И целовал так долго, долго, пока нежное тело в его руках не расслабилось и не стало податливым как мягкий воск.

Его рука сместилась вниз и начала пощипывать крошечный, темный сосок, Оливия вцепилась в его широкие, мощные плечи и глухо застонала. Сосок затвердел и гордо уперся в пальцы Амичита, он оторвался от её рта и опустил голову к девичьей груди. Обхватив белую как снег округлость, не часто отмеченную метками Красного мора, он стал сосать ее, постукивая по твердому острию языком. Девушка крепко обняла его и чуть выгнула спинку. Она как никому не нужная раньше, выброшенная на улицу бездомная кошка, обредшая вдруг, своего нового хозяина с готовностью подставлялась под руки оборотня, своим изголодавшимся по ласке телом. Рука волка спустилась к ее промежности, и начала поглаживать и ласкать. Ставшие сразу мокрыми, пальцы Амичита все жарче разжигали в её теле огонь желания. Под напором откровенных ласк и крепкого алкоголя, Оливия забыла обо всем на свете и плыла на блаженных волнах неги.

Не в силах больше терпеть сладкую муку, Амичит коленом раздвинул ее стройные ножки и прижался головой фаллоса к мокрым складочкам. Она издала протяжный стон и сама начала тереться об него. Ствол члена прошелся вверх-вниз, вдоль нежных складочек и Оли накрыло дикое возбуждение. Девушка начала хаотично водить руками, по его огромной, мускулистой спине и сильно задрожала. Больше Амичь не мог сдержаться, он шире развел ее ноги и одним плавным, но быстрым движением бедер, вошел в ее лоно, разорвав тонкую преграду. Девушка всхлипнула и тонкими коготками оцарапала его спину. Он вернулся к её опухшим губам, пару раз глубоко поцеловал, успокаивая, а затем приподнялся на руках, разрывая поцелуй.

Он смотрел ей в глаза, не отрываясь, и сильно прогибаясь в пояснице, начал ритмично входить в её тело. С ее губ начали слетать громкие стоны, почти крики. Она лежала под ним, полностью раскрывшись, совсем не ощущая боли, только дикое возбуждение. Еще толчок, еще… Она всхлипнула, закрыла глаза и с протяжным стоном выгнулась, улетая к звездам. Ее внутренние мышцы начали сжиматься вокруг его члена. Волк завыл, кончая одновременно с ней, и в сильнейшем оргазме излил в её лоно семя.

Далеко не сразу мир перестал взрываться вокруг них яркими звездами, тяжело дыша, Амичит опустился на кровать рядом с Оливией. Подложив ей под голову свое плече, он обнял ее, все еще вздрагивающее тело и укутал одеялом. Глаза девушки были закрыты, дыхание постепенно восстанавливалось. Она глотнула и облизала сухие губы.

— Хочешь пить? — Он забеспокоился, за свою новоприобретенную пару.

— Да. — Застеснявшись, ответила Оли

Заметив, что оборотень потянулся к бутылке, она остановила его.

— Только не ром, воды. — Щеки её горели ярче костров. — Если можно воды.

Амичит в растерянности оглядел комнату. Он недавно сюда заселился и только пару дней здесь ночевал. Тут почти ничего не было, Амич не успел обзавестись еще собственной кухонной утварью. На столе стоял кувшин, но он точно был пуст, утром он допил из него остатки воды. Пройдется сходить вниз. Сдвинув одеяло, он осторожно отодвинулся от нее. Весь пах был в крови. Амичит знал, что такое бывает, когда секс у девушки в первый раз.

— Ты девственница?

— Была. — Она опустила голову, пряча лицо от стыда в одеяле.

— Сейчас я оботру тебя. — Волк схватил полотенце, висевшее на стуле и приподнял одеяло, обнажая низ ее живота.

— Я сама. — Оли в панике попыталась прикрыться обратно и схватилась за край полотенца, пытаясь отнять у оборотня ткань.

— Глупышка, я же видел тебя всю. — Он обворожительно улыбнулся, по ее спине поползли предательские мурашки.

Обтерев ее, он стер и с себя следы семени, смешанного с кровью. С самодовольной улыбкой Амич начал одеваться.

— Ты голодная? Хотя, что я спрашиваю, конечно, голодная. — Не дожидаясь её ответа, сделал вывод Амич. — Сейчас я схожу быстренько вниз, в погреб и принесу еду и питье. А ты… — Он игриво дотронулся до кончика её носа. — Будешь меня ждать и сидеть тут тихо как мышка. И никуда не высовывайся! Когда вернусь, нам нужно будет о многом поговорить и поближе познакомиться. А потом, возможно, я представлю тебя остальным.

Оли кивнула из-под одеяла, и он направился к двери. Там резко остановившись, он повернулся к ней и удивлено спросил:

— А как тебя зовут милая? — Оборотень только сейчас понял, что навсегда связал свою жизнь с орчанкой, даже не спросив, для начала, хотя бы её имя.

— Оливия. — Тихо донеслось из-под одеяла.

— Ольвия. — Как бы пробуя на вкус, протянул оборотень. — А я Амичит. — Он широко улыбнулся, послал ей воздушный поцелуй и вышел из комнаты.

Загрузка...