Глава 10

— Дарья! — Я подпрыгиваю на месте, когда рядом со мной раздается басистый мужской голос. Очень знакомый голос. Резко поворачиваю голову в сторону и натыкаюсь взглядом на вызывающую улыбку Волкова.

Сердце начинает биться так быстро, что вот-вот пробьет грудную клетку. Я в страхе оглядываюсь по сторонам, ища пути к отступлению, и пытаюсь понять, что ему нужно. Как вообще нашел меня?

— Садитесь, думаю, нам по пути, — как ни в чем не бывало произносит мужчина, кивком указывая на пустое пассажирское сиденье рядом с собой.

Я растерянно взираю на него. На лице вновь ссадины, скула опухшая, бровь рассечена. Неужели его кто-то встретил в том переулке и хорошенько отделал? Я бы даже благодарность выразила такому смельчаку.

— Простите, но вы ошибаетесь, я не на работу. Всего хорошего.

Бровь Артура выгибается, он смотрит на меня прищуренным взглядом, и мне становится неуютно от того, как он рассматривает меня с ног до головы. Крепче сжимаю ручки сумочки, чтобы скрыть свое волнение, а потом киваю ему в знак прощания и быстрым шагом иду в сторону дороги.

Черный внедорожник двигается параллельно мне, заставляя меня ускорить шаг. Вокруг лишь редкие прохожие, но, если закричать, кто-то точно успеет прийти мне на помощь.

— Мне нужно поговорить с вами кое о чем. Садитесь, не будьте такой упертой.

Я резко останавливаюсь из-за его слов. Волков реагирует не сразу, поэтому тормозит метрах в двух от меня и дает задний ход.

— Я никуда с вами не поеду. Пожалуйста, прекратите преследовать меня. — Я оборачиваюсь в сторону дома и скольжу взглядом по окнам своей квартиры. Где-то там должен быть Коля, может, он увидит, что ко мне пристает мужчина, и выбежит на помощь?

— Я не преследую вас, Дарья, что вы, — произносит таким голосом, что сразу понятно: врет. — Я лишь хотел… хм… — Он щурится, задумчиво смотря перед собой, и барабанит пальцами по рулю. — Вы боитесь меня, — заключает он, вновь поворачивая голову в мою сторону. — Я понимаю, что тогда повел себя как идиот, но у меня были причины. Я волновался за дочь, вы должны понять меня. А сейчас я бы хотел извиниться и поговорить с вами.

Я не сразу отвечаю ему. Делаю глубокий вдох, оглядываюсь по сторонам, желая наконец-то сбежать от этого грубого мужчины.

— К вам в машину я не сяду. Всего хорошего, — выдыхаю устало и вновь иду в сторону остановки.

Машина едет рядом, боковое окно открывается, и слышится громкое детское:

— Доброе утро!

Лиза счастливо улыбается, сидя в детском кресле. Машет мне ручкой и с восторгом смотрит на меня. На голове два кривых хвостика, ладони разрисованы розовым фломастером. Смешная такая.

— У меня на заднем сиденье ребенок, неужели думаете, что на его глазах я могу вам что-то сделать? — с насмешкой спрашивает меня Артур. — Залазьте уже, можете рядом с Лизой сесть, она будет рада. Все уши мне прожужжала о вашем вкусном тортике, который ей, кстати, нельзя, — последние слова, кажется, прозвучали с упреком.

Я не спешу принимать его предложение, но также понимаю, что он не отстанет. Не поговорим сейчас — вернётся вечером. И без дочери. Я снова обвожу двор взглядом в надежде встретить кого-то из знакомых, но, как назло, даже бабы Люси, главной сплетницы дома, рядом нет.


— Хорошо. Но знайте, я предупрежу родных по телефону, что села к вам в машину. Поэтому, если со мной что-то случится, первым, к кому заявятся, будете вы.


— Можем даже сделать общую фотографию, я не против, — насмехается он надо мной, когда я открываю дверцу и пытаюсь влезть в его огромного монстра.


— Мне на Королева двадцать шесть, пожалуйста, — произношу, стараясь, чтобы мой голос не дрожал от страха. Правда, улыбчивое лицо Лизы немного успокаивает и дарит надежду, что Волков при дочери в самом деле будет вести себя прилично. — И о чем же вы хотели поговорить со мной? — спрашиваю, когда он выруливает на дорогу.

В салоне автомобиля царит напряженная обстановка. Или же мне это просто кажется? Артур ведет машину и не спешит начинать разговор, я же сижу, натянутая словно струна, внимательно слежу за дорогой, чтобы убедиться, что Волков везет меня именно туда, куда надо, и чувствую, как ладонь обжигает телефон, за который я ухватилась как за спасительную шлюпку. Если Артур свернет в какой-то переулок или увезет меня за город, я смогу позвонить Коле или же сразу в полицию.

Но Волков едет по проспекту в сторону банка, и я наконец-то расслабляюсь. Расстегиваю пуговицы пальто и снимаю шарф. Обмениваюсь несколькими фразами с Лизой, игнорировать ее просто невозможно. И, конечно же, разглядываю профиль мужчины. Он красив. По-своему. Мужественная красота, граничащая с харизмой и каким-то непонятным диким шармом. С одного взгляда ясно, что такого просто так не приручить, если это вообще возможно. Хотя блондинке же удалось?

— Так о чем вы хотели поговорить? — прочищаю горло и произношу, осмелев, когда понимаю, что от Волкова не дождусь ни слова.

— Я ищу няню для Лизы, — медленно протягивает он, отрывает взгляд от дороги и встречается с моим в зеркале заднего вида. — Не хотите занять эту вакансию? — усмехается он, словно предлагает совершенно другое.

От его наглого взгляда у меня вспыхивают щеки, мысленно же пытаюсь прикинуть, сколько бы смогла заработать. Этого, возможно, могло бы хватить, чтобы покрыть часть кредита. Если бы мне предложил это кто-то другой, я бы согласилась не задумываясь, но не с Волковым. Я уже убедилась, что от него стоит держаться как можно дальше. «Вот только это «как можно дальше» обернулось тем, что я сижу в его машине», — нашептывает противный голосок, подначивая сказать ему «да».

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


— Я заплачу вам хорошо, не волнуйтесь за это. Это временная работа — забрать дочь из сада, покормить, уложить, утром, возможно, снова отвезти в сад. Что скажете?

— Предложение заманчивое, но я вынуждена отказаться, — отворачиваюсь в сторону окна, чтобы избежать прямого взгляда с мужчиной.

Его предложение и в самом деле очень заманчивое, и теперь я начинаю жалеть, что села к Волкову в машину. Весь день же буду думать об этом и прокручивать в голове разные варианты.

Несколько минут проходят в напряжённой тишине. Я чувствую на себе взгляд мужчины каждой клеточкой своего тела. Слышу, как тяжело он дышит, краем глаза замечаю, с какой силой сжимает руль. Мой ответ ему явно не понравился.

— Я могу свести вас с Ангелиной Николаевной, я знаю, что она подрабатывала какое-то время нянечкой, у нее есть опыт в таких делах. Поверьте, она ничем не хуже меня.

— Правда? — оживился Волков. — Сколько ей лет? Я видел ее в саду?

— Где-то за пятьдесят. Она воспитательница в яслях, — мой голос наконец-то становится увереннее, а внутри уже нет того страха, который я чувствовала изначально. Похоже, ему и в самом деле просто нужна няня для дочери, а я уже успела напридумывать себе черт знает что.

— За пятьдесят, — протягивает он, тормозит перед светофором и поворачивает голову в мою сторону.


Мне показалось или в его голосе и в самом деле проскользнуло разочарование?

— Слишком старая, Лиза ее изведет. Она очень энергичная и непоседливая девочка, — заключает он, с улыбкой смотря на дочь.

— Поверьте, в саду все очень энергичные и непоседы, — возражаю я и вжимаюсь в спинку сиденья. Слишком уж близко оказывается мужчина.

— Возможно, но вы мне подходите больше. Подумайте над моим предложением, не спешите с ответом. Один день, например, — столько же достаточно на раздумья? За цену не волнуйтесь, заплачу, сколько скажете.

Мне становится не по себе от его пристального внимания и настойчивости. Я делаю глубокий вдох. Предложение и в самом деле заманчивое, и отказываться от него невероятно глупо в моей ситуации, но стоит лишь взглянуть на мужчину передо мной, как коленки начинают дрожать, а мысли разбегаться в разные стороны.

— Обещайте, что подумаете, Дарья. К тому же Лиза будет очень рада вам.

— Да, соглашайся! — подхватывает малышка. — Будем дома играть в куклы!

— Я… я подумаю, но не уверена, что мой ответ изменится, — выдаю скупо, радуясь, что мы наконец-то доехали до банка. — Спасибо вам, — произношу, хватаясь за ручку на дверце, желая как можно быстрее увеличить расстояние между нами.

— Вас подождать? — неожиданно интересуется Артур.

— Нет, это может занять прилично времени. Встретимся в саду, Лиза. — Машу рукой девочке и спешу скрыться в здании банка, подальше от колючего взгляда мужчины.

Триста тысяч. Именно столько составляют проценты по кредиту и пени. Я выхожу на улицу и жадно глотаю воздух. Руки дрожат, ноги не слушают меня. Не замечаю ничего вокруг, просто бреду по тротуару куда глаза глядят. Господи, ну почему так? За что мне все это? Смахиваю ладонью слезу со щеки и пытаюсь прикинуть, где раздобыть такие деньги. Сегодня вечером серьезно поговорю об этом с Колей. Он мужчина, он сильнее меня, у него должны остаться какие-то связи, он обязательно решит эту проблему.

Прихожу в себя, когда понимаю, что иду в противоположную от детского сада сторону. На часах уже десять, через час мне нужно быть на работе, чтобы не получить выговор от заведующей. А идти никуда не хочется. Как и видеть лица людей. Хочется опуститься на первую попавшуюся лавочку и залить слезами весь город.

Я останавливаюсь и прислоняюсь спиной к стене здания, на несколько мгновений прикрываю глаза, дышу так, словно у меня кислородная недостаточность. Кажется, кто-то из прохожих даже спрашивает, все ли у меня в порядке, я киваю на автомате и нахожу в себе силы собраться с мыслями и вернуться на работу.

К счастью, сегодня никто из детей не капризничает, никто не дерется и не пытается поделить игрушки. Они словно чувствуют, что мне нужны тишина и покой, тихонько рисуют за столиками и играют на разноцветном коврике.

Я не замечаю, как заканчивается день, не замечаю, как пустеет группа. Какое-то время после того, как забирают последнего ребенка, я все еще сижу за своим столом и тупо пялюсь в одну точку.

— Даш, ну ты идешь домой? — подняться и начать собираться меня заставляет голос нянечки. Я хватаю со стула свою сумку, непослушными пальцами застегиваю пуговицы пальто и, напрочь забыв о шарфе и шапке, выхожу на улицу.

Ничего не замечаю вокруг, опустив голову, бреду вдоль дороги, когда рядом со скрипом шин об асфальт тормозит черный внедорожник.

— Садись, — звучит приказным тоном. Стекло опущено, и я натыкаюсь на решительный взгляд Артура. Даже не сомневаюсь, что если откажу, то бросится следом за мной и сам усадит в машину.

Я отвожу взгляд в сторону, рука тянется к дверце. Понимаю, что ничего хуже уже случиться не может, страх перед мужчиной отошел на второй план в сравнении со страхом лишиться всего.

В салоне тепло, тихо играет музыка и пахнет мужским парфюмом вперемешку с табачным дымом. На костяшках Артура уже привычные ссадины, лицо выглядит лучше, чем до этого, но выглядит мужчина все равно не менее пугающе.


— Что вам нужно? Если вы по поводу работы няни, то я уже озвучила вам свой ответ, и за то время, что мы не виделись, он ни капли не изменился, — произношу устало, откидываясь на спинку сиденья.

— У меня к тебе предложение, Даша. Немного иного характера, — слегка кривясь, произносит он, так, словно его самого выворачивает от того, что он собирается сказать мне.

— Меня не интересует, я же вам сказала уже. Почему вы пристали именно ко мне? — с вызовом смотрю в его глаза и чувствую, как сердце пропускает удар, а потом ускоряется, и снова пауза.

Омут его глаз затягивает, отвернуться почти невозможно, а еще он так близко, и это почему-то будоражит меня. Тело покрывается мелкой дрожью, губы пересыхают, и я с трудом сдерживаю себя от того, чтобы не облизать их кончиком языка.

— Соцработники грозятся отнять у меня дочь, Даша. Отец-одиночка, зарабатывающий на жизнь боями без правил, по их мнению, не способен полноценно воспитывать ребенка, — он горько усмехается. — Поэтому мне нужно создать подобие счастливой семьи.

— А я здесь при чем? — спрашиваю с недоумением, цепляясь за крохи информации о Волкове. Значит, бои без правил. Вот откуда стертые костяшки пальцев и ссадины на лице. А вот новость о том, что Лизу могут забрать, заставляет меня напрячься. Как так? Он же ее отец.

— Мне нужна жена. Временно. Ты проводишь с моей дочерью каждый день и идеально подходишь на эту роль. Всего-то надо будет исполнять обязанности няни, какое-то время пожить у меня для отвода глаз, пока служба опеки не отстанет от моей семьи. Они уже два раза на этой неделе приходили без предупреждения, — со злостью выплевывает он, и я вздрагиваю, когда он бьет кулаком по рулю.

— Это невозможно, — пораженно смотрю на него.

— Я навел кое-какие справки. Машины ты уже лишилась за долги, на очереди квартира. Тебе скоро негде будет жить, а я заплачу. Хорошо заплачу. Соглашайся, где ты еще найдешь такую работенку, а?

— Вы не поняли, — прочищаю горло, поднимая взгляд на мужчину. Его предложение сбивает меня с ног. Притвориться женой? Переехать к нему? Поработать няней? Он перекроет мой долг? — Я скоро выхожу замуж, — тихо и несмело.

— Мне на это плевать. Моя дочь — самое дорогое, что у меня есть. Не поможешь мне — лишишься всего. Но ты и сама это знаешь. Денег тебе, похоже, негде взять. Не будь такой упертой, выбор здесь очевиден. Я, можно сказать, готов вытянуть тебя из ямы, — его голос вмиг меняется, теперь каждое слово бьет по мне словно молотом.

— Выпустите меня, — повышаю голос, дергая за ручку двери, но та заблокирована. — Эй, слышите меня?

Артур тяжело вздыхает, крепко сжимает пальцами руль, смотрит куда-то в сторону.

— Сиди уже, домой довезу, темно ведь и холодно, а одета ты совсем не по погоде.

Волков заводит мотор и на скорости мчит по дороге, безошибочно направляясь в сторону моего дома, пока меня грызут муки выбора. Вот же он — шанс решить все мои проблемы. Вот только если бы это был кто-то другой, а не Артур. От него стоит держаться подальше.

Загрузка...