Глава 12

Дом был новым.

Многоэтажка смотрелась немного нелепо среди невысоких серых зданий, возвышаясь над ними колонной. Просторный холл, консьержка с зорким глазом и тесный лифт, в котором я задыхаюсь. Я ещё не добралась до квартиры Артура, а уже чувствую себя некомфортно.

Я безумно нервничаю, не знаю, как вести себя, что говорить. Конечно, я и раньше частенько подрабатывала няней, но мне не приходилось жить вместе с одиноким мужчиной. Или не одиноким? Приходится же ему кем-то та девушка, которая забрала Лизу из сада.

Лифт мчит слишком быстро, минуты, которые были у меня в запасе на отсрочку встречи с Волковым, заканчиваются неожиданно, и вот я стою перед дверью его квартиры и медлю, не решаясь постучать.

Я поправляю волосы, которые теперь кажутся мне непривычно короткими, достаю телефон, чтобы сверить номер квартиры с тем, что прислал мне в сообщении Артур, и подношу руку к звонку.

Одно короткое нажатие, и я делаю шаг назад. Почему-то волнуюсь так, словно пришла на настоящее собеседование, мечтая заполучить желанную вакансию. А еще безумно хочу сбежать. Но ноги не слушают меня, они словно приросли к полу, не давая мне уйти.

Я прислушиваюсь, улавливая какие-то звуки за дверью, одергиваю вниз пальто и стараюсь изобразить на лице хоть какое-то подобие улыбки, чтобы скрыть свою нервозность и выглядеть более уверенно.

Щелкает замок, дверь медленно открывается, и на пороге появляется Артур.

— Добрый день. Рад, что ты не передумала. Проходи. — Он отходит в сторону, пропуская меня в прихожую, я же несмело делаю шаг вперёд, с подозрением смотря на мужчину.


Теряюсь оттого, что Артур выглядит так непривычно. По-домашнему. В комнатных тапочках и с полотенцем, перекинутым через плечо. Небритый и слегка взъерошенный.


— Здравствуйте. А где Лиза? — спрашиваю единственное, что приходит в голову, и стараюсь не сильно глазеть по сторонам. Не буду лукавить, мне безумно интересно, как живёт Артур, но не хочу, чтобы он это заметил.


— У неё сегодня занятия по карате, через полчаса поедем за ней, заодно посмотришь, где находится зал, чтобы потом могла сама отвозить ее туда, — его голос заучит ровно и равнодушно.

— Хорошо. — Я топчусь на месте, не зная, что делать дальше. Снять обувь или подождать здесь, пока Артур переоденется и мы пойдём за Лизой?

— Проходи, чего стоишь? Обговорим некоторые моменты, пока нет дочери. — Мужчина складывает руки на груди и смотрит на меня пристальным, оценивающим взглядом.

— Да, конечно. — Пока я снимаю верхнюю одежду, Артур исчезает с поля зрения, и я иду вслед за ним.

С любопытством разглядываю просторную кухню с новомодной техникой и мебелью, а также Волкова, который суетится у плиты. Пахнет как-то странно, а когда из кастрюли начинает вытекать непонятная консистенция прямо на плиту, Артур начинает тихо материться и отставляет кастрюлю в сторону.

— Готовка — одна из моих слабых сторон. Хотел сделать Лизе тыквенный суп-пюре, — кривится он, смотря на желтоватую жижу. — Видимо, лучше заказать еду из ресторана. Плохая была идея. Ладно, давай перейдем прямо к делу. Садись, Даша, — указывает на стул, и я, сдерживая улыбку, присаживаюсь за стол и чувствую странный трепет в груди, словно именно в этот момент решается моя судьба.

Артур вытирает руки о полотенце и отбрасывает его в сторону. Хмурым взглядом смотрит на грязную плиту, а потом качает головой своим мыслям и возвращает ко мне свое внимание.

— Итак, Даша, я подсчитал, что наши с тобой так называемые деловые отношения продлятся месяца два, этого как раз достаточно, чтобы ты заработала ту сумму, которая нужна для оплаты кредита, — начинает он. — Днем я дома бываю редко, часто могу пропадать по ночам, оставлять ребенка одного в квартире небезопасно, поэтому мне нужна няня, которая может быть доступна двадцать четыре на семь.

Он замолкает на несколько секунд, отворачивается к окну и стучит пальцами о стол, нагнетая обстановку ещё больше.

— Лиза не проблемная девочка, но ей тяжело расти без матери, все же я не могу ей дать полноценную семью, поэтому я надеюсь, что вы сойдетесь и ты, Даша, будешь относится к ней не хуже, чем если бы она была твоей дочерью, — его голос звучит строго, холодно и серьезно. Взгляд такой, что и гадать не нужно: это не просьба — это предупреждение.

Я молча киваю в ответ, давая понять, что поняла его.

— Думаю, тебе не должно быть сложно. Я или буду оставлять деньги на такси, либо сам буду отвозить вас в сад. Обратно, по крайней мере, точно будете добираться на такси. Покормишь ее, позанимаешься, проследишь, чтобы она собрала свои игрушки, и уложишь спать. Ничего сложного, то же самое, что ты и так делаешь каждый день в саду. У меня только две спальни, поэтому разместишься вместе с Лизой в детской комнате. Там есть диван, прошлая няня спала там.

— Хорошо, — подаю голос и поражаюсь тому, насколько глухо он звучит.

— А теперь переходим к самому главному, — его тон меняется, становится раздражительным. В глазах ни следа приветливости, руки крепко сжимаются в кулаки. — Когда снова припрется эта дама из опеки, ты должна подыграть мне и сделать вид что ты моя невеста. Много не болтай при ней, согласуем основные моменты вроде даты свадьбы, как долго вместе. Она должна увидеть, что Лиза растёт в хорошей семье и что тот случай был недоразумением. Поняла? — спрашивает, впиваясь в меня своим взглядом.


— Да, только… — медлю, сомневаясь в его плане, и не знаю, стоит ли говорить об этом. Что, если из-за этого он отменит своё предложение и я останусь без денег?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


— Что?

— Меня видели люди из опеки, вдруг узнают? Я ведь и бумаги подписывала, — говорю едва слышно, не смотря на Артура, потому что не в силах выдержать его взгляд.

— Черт, — ругается он и легко бьет кулаком о поверхность стола. Откидывается на спинку стула и разваливается в расслабленной позе.

— Я могла бы сказать, что по правилам детского сада я не могу заводить отношения с кем-либо из родителей, поэтому скрыла тот факт, что мы встречаемся, — опережаю его, сцепляя руки в замок и ожидая решения Волкова.

— Отлично, думаю, это сойдёт, — оживляется Артур, и я облегченно выдыхаю. — У тебя есть какие-то вопросы? — неожиданно спрашивает он, и я теряюсь, ведь вопросов у меня как раз таки сотни. Но я задаю тот, который волнует меня больше всего:

— Как вы будете оплачивать мне мои… услуги?


— Не волнуйся, Даша, кредит ты погасишь прежде, чем лишишься дома. И давай на «ты», — предлагает он, наклоняясь ко мне через стол так близко, что я могу чувствовать аромат его терпкого парфюма. — Так что? По рукам?


— Д-да, — киваю и понимаю, что все не так уж и плохо, как я себе нафантазировала. По крайней мере, пока что.

Загрузка...