Глава 13

— Когда он даст деньги?

Я достаю из шкафа спортивную сумку и пытаюсь понять, какие именно вещи брать с собой. Коля же ходит туда-сюда по комнате, заваливая меня множеством вопросов, тем самым раздражает до невозможности. Я и так нервничаю как никогда в жизни, а тут еще и он нагнетает обстановку.

— Пообещал, что в течение двух месяцев.

— Нет, так не пойдет, Даша. — Коля вырывает из моих рук спортивки и отбрасывает их в сторону. — Нужны гарантии, что он не врет. Пусть даст аванс. — Он с силой сжимает челюсть и смотрит на меня странным горящим взглядом.

— Какой аванс? Я еще и дня не проработала у него. Вдруг мы не сойдемся и Волков меня уволит? — с удивлением спрашиваю я, потому что наглеть не хочется. Ни одной няне не платят столько за два месяца работы, как мне пообещал Артур. Правда, никого из них не просили соврать и притвориться невестой, как меня.

— Ты, как обычно, наивная до одури. Нужно было требовать гарантии! — злится Коля.

— Если он сказал, что заплатит, значит, заплатит. Я не понимаю, чего ты сделал из этого такую проблему. Не думаю, что он собирается меня обмануть, — возмущаюсь я и подбираю спортивки, чтобы вместить их в сумку.

— Потому что так дела не делаются, Даша.

— Коля, давай ты не будешь мне указывать, как и что делать. Не в этот раз, хорошо? Я уже тебя послушала и взяла кредит, — упрекаю его и сразу же жалею о сказанных словах.

Лицо Коли каменеет, он хмыкает, бросая на меня обиженный взгляд, а потом молча покидает спальню. Ну и ладно, пусть дуется как ребенок, вместо того чтобы провести вместе последнюю ночь, ведь завтра я переезжаю к Волкову, а из нашего с ним разговора так и не поняла, будут ли у меня вообще выходные дни.

Я опускаюсь на кровать и прикрываю глаза. Пытаюсь успокоиться, из-за злости и обиды начинают труситься руки, неприятно ноет под ложечкой, а поперек горла становится давящий ком. Все чаще в моей голове появляются мысли о том, что наши с Колей отношения обречены, у них нет будущего, но перечеркнуть три года жизни, общие воспоминания и мечты оказалось не так просто. Каждый раз верю, что скоро все будет иначе, а становится еще хуже. Хочется тепла, хочется любви, уважения, хочется, чтобы и в моей жизни был надежный мужчина, как у подруг. Чтобы во время наших встреч и я могла похвастаться подарком, рассказать о том, какой он у меня хозяин и молодец. Но с каждым днем я все больше и больше понимаю, что ничего такого не будет. Он не изменится. А все ведь начиналось так хорошо. Где я ошиблась и что сделала не так, что наши отношения зашли в тупик?

— Ты хоть приготовь мне что-нибудь, а то завтра уедешь и я останусь голодным, — кричит из другой комнаты, я же в ответ стону и заваливаюсь на кровать. Возможно, время, проведенное порознь, как-то повлияет на наши отношения? Укрепит их, возобновит. Он соскучится по мне, я по нему. Должно же когда-нибудь что-то измениться?

Наверное.

В воскресенье утром я обхожу квартиру, смотрю на родные стены так, словно собираюсь уезжать на другой конец мира. На душе поселяется тревога, никуда не хочется, покидать дом оказывается очень сложно.

— Не забывай, что я тебе говорил. Договоришься, чтобы расчет был каждую неделю. Скажи, что бабки срочно нужны, иначе ты отказываешься работать, — наставляет меня Коля, пока я обуваюсь.

— Хорошо, — понимаю, что лучше согласиться с ним и спокойно выйти за дверь, чем вновь вызвать целую бурю возмущения.

— Ну, давай, Дашуль, если что — звони. — Он заключает меня в объятия и целует в щеку.

В кармане вибрирует телефон, оповещая о том, что такси ждёт у дома. Квартира Волкова находится на другом конце города, и ехать с сумками на автобусе с тремя пересадками не хочется.


— Не скучай тут, — говорю на прощанье и, в последний раз оглянувшись по сторонам, покидаю квартиру.

С двумя сумками в руках спускаюсь по ступенькам и прокручиваю в голове все, что взяла с собой, боясь что-то забыть.

В такси тепло, тихо играет музыка, но расслабиться не получается. Хочется, чтобы именно сегодня были пробки на дорогах, которые оттянут момент моего появления на пороге дома Волкова. Но, как назло, дороги пустые, и уже через полчаса я поднимаюсь в лифте на девятый этаж.


Ключи от квартиры Артура лежат в кармане моего пальто, но открыть ими дверь не решаюсь. Все же это чужая квартира и я не могу явиться вот так. Вдруг он там с женщиной или вышел после душа? Да и вообще, нельзя так. Поэтому я нажимаю на звонок и терпеливо жду, когда мне откроют.

— Даша, ты вовремя, мне как раз уходить нужно. — В дверном проеме появляется Артур, надевает кроссовки на ходу, даже не смотря в мою сторону. Я же, наоборот, цепляюсь взглядом за мужчину, чувствуя рядом с ним странное смущение и, что самое невероятное, радость от встречи.

Я стою в проходе с сумками и не знаю, что делать дальше. Единственное, что радует, — Артур уходит и до его прихода я смогу немного привыкнуть к своей новой роли, осмотреться здесь и разложить одежду.


— Ура-а-а! Даша пришла! — Навстречу мне выбегает Лиза и счастливо прыгает в прихожей.

— Покажи все тут Даше и веди себя хорошо, чертёнок. — Артур поднимает Лизу в воздух, целует и опускает на пол. Наконец-то его взгляд цепляется за меня. — Чувствуй себя как дома, — немного ехидно и с насмешкой. Мои щеки мгновенно вспыхивают, чувство неловкости накаляется ещё больше.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


Мужчина проносится мимо меня и с силой захлопывает дверь, оставляя меня одну с пятилетней девочкой и неуверенностью в правильности своего решения.

Я с любопытством прохожусь по квартире Волкова. Вчера все мои мысли были заняты другим, а внимание заострено на мужчине, поэтому ничего, кроме кухни и коврика в прихожей, не запомнила.

Комната Лизы, в которой я буду располагаться, большая и светлая. Множество игрушек, разбросанная одежда и кровать с милыми зайками. Я оставляю сумку с вещами в углу и осматриваюсь вокруг.

— Папа сказал, ты будешь спать здесь, но, если хочешь, я могу подвинуться и мы вместе поместимся на моей кровати. Прошлая няня сказала, что диван очень неудобный. — Мне спокойно оттого, что Лиза хорошо меня приняла, потому что многие дети совсем не рады няне, особенно той, которая собирается оккупировать их территорию. В отличие от дочери Волкова. Ей, кажется, в радость такое соседство. Это многое упрощает.

— Уверена, диван мне понравится, — улыбаюсь ей в ответ и неуверенно топчусь на месте.

В чужой квартире я чувствую себя неуютно и решаю дождаться возвращения Артура, чтобы спросить разрешения занять одну из полок в шкафу Лизы. Хозяйничать здесь без него не хочется, но, чтобы хоть как-то скоротать время и успокоить свою нервозность, решаю убраться в детской комнате. Надеюсь, Волков не будет против этого.

Вместе с девочкой мы собираем в коробки игрушки и складываем ее одежду.

Мой взгляд цепляется за фотографии на стене. Я останавливаюсь, с любопытством рассматривая улыбчивую блондинку. Даже гадать не нужно, кто она. Они с Лизой безумно похожи. Теперь понятно, от кого у нее цвет волос и необычайная голубизна глаз.

— Это моя мама, она на небесах, — щебечет рядом Лиза, явно еще не чувствуя острую боль утраты из-за своего возраста. Понимание придёт к ней чуть позже, и от этого становится горько на душе.

— Красивая, — улыбаюсь ей в ответ.

— Хочу, чтобы у меня была еще одна мама. Здесь. Но папа говорит, что нам вдвоем и так неплохо, — произносит с досадой она.

– Возможно, папа просто еще не нашел для тебя самую лучшую маму, — говорю единственное, что приходит мне в голову.

— А ты бы хотела быть моей мамой? — внезапно заводит меня в тупик Лиза. Я не знаю, как правильно ответить ей, несколько секунд просто молча смотрю в ее глаза, в глубине которых горит надежда. — Думаю, многие хотели бы стать твоей мамой, но это не так просто. Хочешь, почитаем что-нибудь? — киваю в сторону стеллажа, забитого детскими книгами, чтобы перевести тему разговора.

— Да, давай. Сейчас, только выберу.

Как я и предполагала, с Лизой нет никаких проблем. Она энергичная, постоянно в движении, что-то выдумывает, рассказывает, но ни капельки не капризная. Рядом с ней просто невозможно не улыбаться, очень жаль, что такая хорошая кроха осталась без матери.

В какой-то момент я понимаю, что Артур и в самом деле хороший отец. Он достойно воспитал ее, Лиза ни в чем не нуждается и абсолютно счастлива. Этот факт вызывает уважение к мужчине и странный восторг. Не каждый сможет так. Интересно, как давно умерла его жена?


В обед Лиза засыпает, и, пользуясь этим временем, я исследую остальную часть квартиры, не решаясь заглянуть лишь в спальню Артура. К своему удивлению, я ловлю себя на том, что пытаюсь найти следы присутствия женщины в доме Волкова. Но в ванной комнате на полочке лишь мужские принадлежности и детские шампуни, а в стаканчике две зубные щетки: одна синяя, вторая розовая, с кроликом.

На улице уже смеркается, а Артура все нет. Он не сообщил, надолго ли ушел, а звонить как-то неудобно, но и в то же время я не знаю, что мне делать. Могу ли я приготовить ужин? Не будет ли он против, если я использую что-то из холодильника? В любом случае Лизу нужно покормить, а к холодильнику прикреплен лист с меню на неделю, и, судя по всему, оно для ребенка. Я нахожу «воскресенье», достаю нужные продукты и приступаю к готовке.

Лиза с охотой помогает мне, а когда она ест, я перемываю всю посуду. Потом мы устраиваемся перед телевизором и смотрим мультик про принцессу, а когда девочка засыпает, я возвращаюсь в кухню и, чтобы хоть чем-то занять себя, решаю убраться здесь хорошенько.

Тревога за Артура только нарастает. На часах уже почти одиннадцать, а его все нет. Я сжимаю в руке телефон, сомневаюсь, стоит ли ему звонить, вдруг он с женщиной? Но спустя ещё час все же не выдерживаю и набираю его номер. В ответ лишь короткие гудки — и меня переключает на автоответчик.

Плохое предчувствие поселяется в груди. Он, конечно, взрослый мужчина, мы чужие друг другу люди, и он абсолютно не обязан мне отчитываться, но для приличия мог хотя бы сказать, во сколько планировал вернуться.

Я сижу в темноте, в квартире настолько тихо, что слышно, как идут настенные часы. Я решаю, что ждать Артура дальше бессмысленно, завтра рано вставать, да и глаза уже слипаются, так что не думаю, что кто-то будет против того, что я займу диван в детской комнате. К тому же он сам предложил его мне. На цыпочках крадусь по коридору и вздрагиваю от неожиданности, когда в замке прокручивается ключ и входная дверь резко открывается. Щёлкает выключатель, в первое мгновенье меня ослепляет яркий свет, а потом из моего рта вырывается удивленный вздох, когда я встречаюсь взглядом с побитым Артуром.

Загрузка...