Глава 16

Руки подрагивают под пристальным взглядом Раисы Петровны, когда я открываю шкафчики в поисках чашек. Надеюсь, она не заметит, как плохо я ориентируюсь в квартире Артура, иначе наша с ним игра в пару быстро раскроется.

Я не знаю, в чем дело и как мне вести себя, но в одном точно уверена: лучше помалкивать и при любом раскладе поддакивать Артуру. Все же он мой наниматель и мне следует действовать в его интересах. И нет, это вовсе не потому, что эта женщина мне не нравится. Особенно своим высокомерием и тем, что смотрит на меня так, словно я недостойна ее внимания и мое присутствие здесь недопустимо.

— Сколько вам лет, Даша? — Она сидит за столом словно королева. Осанка ровная, улыбка снисходительная. Я чувствую себя здесь лишней, но упорно стараюсь не подавать виду.

— Двадцать пять, — отвечаю, не поворачиваясь к ней, и делаю вид, что полностью сосредоточена на том, что нарезаю пирог.

— И откуда вы? — не унимается женщина.

Это похоже на допрос. Ее тон явно дает понять, что спрашивает она не из любопытства, ей просто необходимо знать все подробности моей жизни.

— Отсюда. — Я ставлю на стол тарелку и дружелюбно улыбаюсь ей.

— М-м-м, а с Артуром как давно знакомы?

— Достаточно, чтобы понять, что он хороший отец для Лизы, — уворачиваюсь от прямого ответа и поглядываю в сторону двери в надежде, что Волков не оставит меня надолго наедине с Раисой Петровной. Он же должен понимать, что я из-за непонимания происходящего могу все испортить.

— А какие у вас планы? Вы живете здесь?

— Я…

К счастью, в кухню вихрем влетает Лиза и отвечать мне не приходится. Следом за ней входит Артур, заполняя собой все пространство. На мгновенье наши взгляды встречаются, и по какой-то причине я не могу отвести от него свой. Он прячет руки в карманы и прислоняется плечом к стене, я же застываю напротив него.

— Можно мне тоже кусочек, па-а-ап? — голос Лизы прорезает тишину, заставляя меня очнуться, я вздрагиваю и отворачиваюсь от мужчины.

— Один, — после непродолжительной паузы отвечает Артур и присаживается рядом с дочкой. Остается одно место, между ним и Раисой Петровной, которое предстоит занять мне.

На самом деле я очень устала, морально вымотана, и все, чего бы мне хотелось сейчас, — принять душ, зарыться под одеяло, включить мультики Лизе и уснуть рядом с ней. Но вместо я этого я напряженно слежу за каждым своим словом и движением. Чай не идет, я делаю глоток, и напиток встает поперек горла, а когда бедро Артура касается моего, аппетит пропадает окончательно, а тело отчего-то бросает в дрожь.

Даже сквозь одежду я чувствую его горячую кожу и в какой-то момент настолько сосредоточена на этом ощущении, что забываю обо всем вокруг и теряю нить разговора, погружаясь в свои мысли.

— …да, Даша?

— Что, простите? — вздрагиваю я, когда рука Артура ложится мне на колено.

— Говорю, что мне стало намного проще с тех пор, как ты начала присматривать за Лизой во время моего отсутствия. Все же к няне у меня такого доверия не было, чужой человек всегда останется чужим.

Он заглядывает мне в глаза, наигранно мило улыбается, а его пальцы с силой сжимают мое колено, и я выдавливаю из себя ответную улыбку. Уверена, со стороны сейчас кажется, что я смутилась, и выглядит это очень даже искренне.

— Оставлять ребёнка на чужого человека всегда сложно, — прочищаю горло я и беру вилку, чтобы хоть чем-то занять свои руки.

— А как у тебя дела на работе, Артур? Как магазин твой? — резко переводит тему разговора Раиса Петровна, и, клянусь, в ее вопросе чувствуется подвох. Возможно, если бы я знала, о каком именно магазине идёт речь, я бы поняла.

— Отлично, — коротко отмахивается Артур, откусывая кусок пирога. — М-м-м, вкусно.

— Все так же держишь ту точку или новую открыл?

— Новую.

— А почему ночью работаешь? Не можешь нанять персонал, чтобы ребёнок не оставался в компании чужого человека? — не унимается та.

— Так персоналу доплачивать надо, Раиса Петровна, — снисходительно улыбается Артур, а потом уводит разговор в другую сторону. — А вы надолго к нам? И почему так неожиданно?

— Дней на пять, наверное. Соскучилась по внучке, да, пуговка? — Ее губы растягиваются в широкой улыбке, в глазах загорается хитрый блеск. — Поедешь ко мне на недельку в гости?

— Не думаю, что это хорошая идея, у Лизы подготовка к школе, а еще секция, — сразу же возражает Артур.

— А я не тебя спрашивала, дай ребенку ответить, — бросает злой взгляд на мужчину. — Так что, Лизонька?

— Папа обещал сводить меня на каток и поехать посмотреть на настоящих мишек, так что я не могу, — серьезно отвечает она, не отрываясь от еды.

— Вы еще обязательно успеете это сделать. Там дедушка тоже заскучал, да и мы приготовили тебе новую комнату. Тебе точно понравится.

— Нет, бабуль, в следующий раз. А мишки скоро закроются, потому что будет холодно.

Ответом Лизы Раиса Петровна осталась недовольна. Ее губы сложились в тонкую линию, взгляд стал суровым. Улыбка слетела с лица, а голос уже не был таким добродушным.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


— У тебя есть время передумать, если что, уверена, твой отец поддержит мою идею. — И колкий взгляд в сторону мужчины.


— Я никогда не против, чтобы Лиза к вам приезжала. Но только если она сама захочет.

Я почти верю его словам. Почти, потому что именно в этот момент смотрю в его глаза и вижу в них издевку. А ещё удовольствие оттого, что ему удалось позлить Раису Петровну.

После ужина, который прошел в таком же напряжении, как и «милое» чаепитие, все разбредаются по комнатам, я же остаюсь мыть посуду. На часах уже девять вечера, пора бы вызвать такси, Коля будет рад, что я могу вырваться домой. Все же приезд Раисы Петровной в каком-то смысле мне даже на руку, няня Лизе на время не нужна, да и места для меня в квартире нет: облюбованный мною диван теперь в полном распоряжении женщины.

— У нас есть посудомоечная машинка, тебе не обязательно самой мыть каждый раз посуду, — слышится сзади, и я вздрагиваю от хриплого мужского голоса. Я настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила, как в кухню вошёл Артур.

— Мне не сложно, к тому же здесь только несколько тарелок. — Ловлю на себе странный задумчивый взгляд мужчины и отворачиваюсь обратно к мойке.

На самом же деле я не знала, что здесь есть посудомоечная машинка, но даже если бы и знала, признаваться в том, что понятия не имею, как ею пользоваться, стыдно.

— Прости за неудобства, Раиса Петровна всегда выбирает не самые лучшие моменты для приезда, — негромко произносит он, приближаясь. Я же не нахожусь с ответом, ведь его извинения ни к чему, он платит мне именно за так называемые «неудобства». И немаленькие деньги. — Я перенес твою сумку с вещами в свою спальню. Придется мне немного потесниться, — усмехается он.

— Я собиралась уехать домой, не думаю, что мое присутствие здесь нужно, — резко возражаю ему.

— Нет, Даша, ты останешься. Отыграешь свою роль до конца, — в этот раз его голос звучит жестко и зло. Признаться честно, на какое-то время я уже успела забыть о том, что на самом деле Артур вовсе не милый и вежливый мужчина, которым иногда кажется. Поэтому такой контраст и резкая перемена его настроения мгновенно опускают меня на землю, напоминая, с кем я имею дело. Слишком уж быстро я расслабилась в его обществе.

— Это всего лишь бабушка Лизы, а не соцработник, — произношу неуверенно и напрягаюсь всем телом, когда чувствую на затылке горячее дыхание мужчины. Он так близко, что ещё миллиметр — и он припечатает меня к своей груди.

— А если я тебе скажу, что они связаны? — вкрадчиво спрашивает он, наклоняясь к моему уху. Его дыхание щекочет и обжигает. По позвоночнику проходит озноб, все тело напрягается, тарелка выскальзывает из рук и с грохотом падает в раковину.

— Как они могут быть связаны? — пытаюсь не показывать свое смятение и как ни в чем не бывало выключаю воду и тянусь к верхнему шкафчику, чтобы убрать чистую посуду.

— Догадайся. Ты ведь уже убедилась, что Раиса Петровна меня не жалует и была бы рада, если бы я исчез. Или же облажался по-крупному.

— Я не понимаю, зачем ей это. Ты ведь отец ребенка. — Поворачиваюсь к нему лицом и ловлю на себе холодный взгляд прищуренных глаз.

Артур тяжело вздыхает и резко делает шаг назад, увеличивая между нами пространство. Дышать сразу же становится легче. Я упираюсь в столешницу и пристально смотрю на мужчину, ожидая ответа.

— Возможно, чтобы наверстать упущенное, воспитать Лизу так, как не смогла Жанну? — Он выгибает бровь и отводит взгляд в сторону. В его голосе я чувствую боль и досаду. Он все ещё не смирился со смертью жены, понимаю я. Да и как такое забыть, а главное — отпустить любимого человека и пережить его потерю?


— Если это и в самом деле так, то, может, тебе стоит поговорить с ней и сказать, что знаешь о ее планах?


Артур лишь фыркает в ответ и окидывает меня снисходительным взглядом, явно давая понять, что продолжать разговор и углубляться в подробности семейных проблем и конфликтов не собирается.


— Где моя спальня, ты знаешь. Не бойся, я не кусаюсь. — На его лице растягивается хищная улыбка, которая в совокупности с синяком под глазом и рассеченной губой выглядит жутковато, я же решаю, что лучше проведу всю ночь на кухне, чем останусь наедине с этим психом. Кто знает, что ему в голову взбредёт.

Загрузка...