Глава 23

— Что, не рада меня видеть? — лицо Коли искажает кривая усмешка, глаза блестят, нос и щеки красные от мороза. А еще я определенно чувствую как от него разит алкоголем.

Первые несколько секунд я впадаю в ступор, не понимая что происходит и что Коля забыл здесь. Первая мысль — что-то случилось, но мужчина не выглядит убитым горем, скорее так, словно что-то праздновал.


— Как… как ты оказался здесь? — хмурюсь я, выглядывая в коридор.


— Ты же сама мне адрес оставила, — он проходится взглядом по моим ногам, наверняка при виде кружевной ночной сорочки в его голове сформировались неправильные выводы. Я надевала ее всего раз, на нашу годовщину отношений. — Правда пришлось отморозить на улице задницу, прежде чем попасть в подъезд.

Я переступаю порог и собираюсь прикрыть дверь, чтобы не разбудить Лизу, но мужчина выставляет ладонь, не давая мне этого сделать.

— Коля, ты пьян, — шепчу я, переграждая проход в квартиру. Не думаю, что Артуру понравится что в его доме был посторонний человек. Да и некрасиво это, без его спросу приглашать сюда кого-то. Пусть и парня. Все же работа и личная жизнь не должны пересекаться.

— Прячешь там своего любовничка? Я видел как вы обжимались во дворе. Поэтому динамила меня, да? — резко надвигается на меня и вжимает своим телом в стальную дверь.

— Что за бред ты несешь? — от его разъяренного взгляда и перекошенного от злости лица становится не по-себе. А учитывая что мужчина ещё и пьян— невозможно предугадать его поступки.


Я сразу же догадываюсь о чем идёт речь. Значит, мне не показалось что за мной кто-то наблюдает. Понимаю, что рассказать правду не самый лучший вариант, да и в таком состоянии Коля вряд ли способен на серьёзные разговоры.

— Я что по-твоему, на дурака похож? Давай, позови его, хочу поговорить с ним. Как мужчина с мужчиной. Все же мы спим с одной и той же женщиной, — не унимается он. От его слов мне становится больно. Вот значит какого он обо мне мнения. Но больше всего меня сейчас заботит другое.

— Коля, прошу тебя, тише, ребенок спит. Нет здесь никого. Только я и Лиза.

— Эй, любовничек, выходи! — орет он и я прикладываю ладонь к его рту, пытаясь сделать так чтобы он замолчал.

— Господи, Коля, — обреченно вздыхаю я. — Всех соседей перебудишь. Полицию ведь вызовут.

Мужчина резко отрывает от себя мою руку и толкает меня внутрь квартиры, переступая порог.

— А ниче такая хата у твоего нового хахаля, — щурится он, оглядывая прихожую, пока я а панике пытаюсь понять что делать.

— Коля, прошу, иди домой и проспись. Давай я тебе такси вызову, а? Из-за тебя я могу потерять работу. Ты этого хочешь? Хочешь чтобы нам с тобой не было где жить? Давай, миленький, я в воскресенье приеду и мы поговорим. А сейчас тебе надо домой. Ты ведь спать уже хочешь, да? — умоляю его, дотрагиваясь ладонью к щеке и доверчиво заглядываю в глаза. Хоть бы послушал меня.


— Ну, нет! — он отстраняется от меня, глаза бегают по комнате, зрачки расфокусированы. — Я все же с ним поговорю сейчас! Пусть платит мне за то, что я вынужден терпеть это все. Мне бабки знаешь как нужны сейчас? Вот так! — Бьет себя ребром ладони по шее. А потом в одно мгновенье вся его энергия резко испаряется, он растерянно смотрит по сторонам, врезается в меня цепким взглядом. — А где кстати деньги? Ты говорила вторую часть скоро даст.


До меня наконец-то доходит в каком отвратительном состоянии Коля. Небось снова с дружками своими домашний самогон распивал, а потом сюда примчался. Разговаривать с ним серьезно не получится, остаётся лишь надеяться, что подействуют уговоры.


— Никого здесь нет, только я и ребёнок, — шепчу, отыскивая на крючке свою куртку. — Давай выйдем, вместе подождём такси и там поговорим. — Предлагаю я, понимая что скорее всего мне придётся мёрзнуть на морозе. Но сейчас я готова на все, лишь бы он покинул квартиру. Из-за присутствия Коли в ней чувствую себя настоящим вором.

— А где папашка?

— На работу ушёл. Я же говорила что ему няня нужна была именно для этого. Чтобы не оставлять ночью ребёнка одного. Давай, пойдём, — беру его за руку и тянусь за пуховиком, но Коля внезапно прижимает меня к себе и целует в шею.

— Раз в квартире никого нет, может это… ну? — выдыхает мне прямо в лицо и я морщусь от жуткого запаха.

— Коль, ну ты что, здесь даже негде, — я понимаю что мой прямой отказ ему не понравится, поэтому решаю немного заговорить его. — Я в детской сплю, а квартира двухкомнатная. Да и чужая. Вот через несколько дней приеду домой…

— Можно прямо здесь, — рычит он и впивается в мой рот поцелуем, от которого скорее зародится тошнота, чем желание.

— Коля, нет, отпусти, отпусти меня, — дергаюсь я, пытаясь отпихнуть от себя мужчину и уклоняясь от его поцелуев.

Все это так неправильно. Очень неправильно. А ещё неприятно. Хоть я и не чувствую страха как такового от мужчины, ни разу до этого с его стороны не было агрессии, чтобы я боялась его, но паника все равно медленно поглощает меня.

— Отпусти, — я дергаюсь, пытаюсь вывернуться из его объятий, чем злю его ещё больше.


— Что за черт? — слышится рык от входной двери и в одно мгновенье сильные руки оттягивают от меня Колю.

Я цепенею от страха и от того как Артур набрасывается на Колю. Словно в замедленной съемке кулак Волкова ударяет в челюсть моего парня и тот заваливается на пол. Сердце пропускает удар, я просто стою и смотрю на это все, не в силах произнести ни слова. Вместо того чтобы объяснится, разнять мужчин, я разглядываю Волкова. Такого угрожающего и опасного. А ещё безумно злого. И мне становится не по-себе, Потому что я даже не представляю что он подумал об этой двусмысленной ситуации.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


— Он что-то сделал тебе? — рычит Артур, его взгляд недобро светится, он нависает над Колей, хватает его за ворот, собираясь ударить вновь, и я наконец-то отмираю.

— Стой! Не надо! — цепляюсь за руку Волкова. Он резко поворачивает в мою сторону голову, смотрит прямо в глаза. С недоумением. — Это… это мой жених, — получается тихо и робко. — Прости, он сегодня немного не в себе, — пытаюсь оправдать поступок Коли и чувствую как разъедает меня взгляд Артура.

Я вся дрожу от страха, тело покрывается гусиной кожей, а сердце сжимается в болезненных спазмах. Мне очень неприятно перед Артуром за всю эту ситуацию, а еще я понимаю, если бы он не появился неизвестно что еще мог бы выкинуть Коля.

— Жених? — обескуражено спрашивает он и я замечаю как на дне его глаз вновь загорается огонек ярости. Вдвое сильнее чем до этого. Но потом мужчина резко расслабляется. Стряхивает со своей руки мои пальцы, словно я нечто мерзкое, и рассматривает стонущего на полу Колю.

— Пожалуйста, поднимайся и я вызову такси. Только без глупостей, прошу тебя, — приседаю на корточки перед своим парнем и тяжело вздыхаю.

— Разберись с ним, а потом возвращайся, нас ждет серьезный разговор, — холодно и безразлично бросает Артур и быстрыми шагами покидает комнату, в то время одна по моему позвоночнику проходит озноб от одной лишь мысли о разговоре с ним.

— Давай, Коля, идем, — тяну его за руку, боясь что Волков передумает и вернётся.

— Отстань! Не видишь что мне больно? — раздраженно произносит тот все так же держась рукой за челюсть. — Где этот твой? А? Эй, ты, трус! Вернись и продолжим по мужски!

— Господи, заткнись уже, иначе он отправит тебя в ментовку и скажет, что ты ворвался в его квартиру. Не забывай, что мы не дома, — отчитываю его словно ребёнка и чувствую как трясутся мои руки. Как обьяснить это все Артуру? Что он подумал обо мне? Просто отвратительная ситуация.

С горем пополам я помогаю Коле подняться, впопыхах успеваю подобрать с пола свою куртку и переобуть домашние тапочки, прежде чем выйти вместе с ним из квартиры.

— Я на него в суд подам! Так и передай этому уроду! И компенсацию выбью. Пойду с самого утра побои снимать, — не унимается Коля, когда мы идем в сторону лифта.

— И не забудь добавить, что без разрешения вторгся в его квартиру со спящей дочерью, — подливаю масла в огонь.

— Я не понял, — резко останавливается он, — ты вообще на чьей стороне сейчас? — в его глазах отчетливо видна злость, сейчас он не кажется мне таким привлекательным как раньше, скорее отпугивающим. Сегодняшняя вспышка гнева заставила задуматься о том, что я абсолютно не знаю человека с которым живу и не смогу предугадать его поступки. Тот Коля которого я знала, не был таким циничным и обозлённым, как этот.

— Ни на чьей, — тяжело выдыхаю я, хотя хочется ответить чем-то колким. Но усугублять ситуацию сейчас не лучший выход. — Ты сам виноват. Представь, приходишь ты домой, а у тебя посреди ночи чужой мужчина в квартире обжимает няню твоего ребенка.

— Но я не чужой мужчина! — тыкает пальцем себе в грудь. В этот момент створки лифта открываются и мы заходим внутрь.

— Артуру откуда об этом знать? — спокойно спрашиваю я, застегивая молнию на куртке.


Вниз мы спускаемся в полной тишине. Коля, кажется, от встряски немного протрезвел. Пытается привести себя а порядок, смотря в зеркало, но вряд ли ему это удасться.

— Такси будет через десять минут, давай здесь подождем, на улице холодно, а я не одетая, — предлагаю, когда мы оказываемся на первом этаже.

Коля молча соглашается. Мы садимся на подоконник рядом с входной дверью. В подъезде холодно и я замерзаю очень быстро. Пуховик никак не согреет мои голые ноги и мне безумно хочется вернуться в теплую квартиру, но оставлять Колю одного не решаюсь. Нужно посадить его в такси и удостовериться, что он поедет домой, а не перейдёт дорогу и запасется еще чём-то крепким в круглосуточном магазинчике напротив.

— Передай этому, чтобы за причиненный ущерб бабки раньше времени дал, — внезапно произносит он и я прикрываю глаза, желая чтобы эта ночь наконец-то закончилась.

— Успокойся, — осаждаю его.

— Передай, слышишь что говорю? Приду послезавтра, надеюсь, бабки будут.

— Коля, — произношу предостерегающе и перевожу на него взгляд. Почему-то мыслено сравниваю его с Артуром и… должна признать что второй выигрывает. Сейчас Коля смотрится жалко. Ещё и собирается требовать денег у человека, который и так помогает нам больше чем должен.

— Я не понял, ты что не хочешь кредит закрыть? — вновь начинает заводится он,

От ответа меня спасает звонок на телефоне. Такси на месте.

Коля идет пошатываясь. Губа рассечена, растрепанный, раскрасневшийся. В глазах безумный блеск. Красавчик. Надеюсь, он хотя бы не прогулял свою работу.

На улице ветрено и меня пробирает крупная дрожь. Я нахожу на дне куртки помятые купюры и передаю водителю. Смотрю вслед автомобилю и не знаю как теперь вернуться обратно. Что сказать? Как обьяснить ситуацию?


Подхожу к закрытой двери подъезда и вдруг обнаруживаю что в спешке не взяла с собой ключи. Ох, только не это.

— Да? — резкий голос Артура звучит в трубке и я мнусь, не решаясь произнести ни слова. Топчусь на месте, пытаясь согреться, прочищаю горло и все же произношу:

— Артур… я… я ключи не взяла, а в домофон звонить не хочу, чтобы Лизу не будить. Можешь, пожалуйста, открыть мне?

— Да.

В ночной тиши слышится писк домофона и я дергаю за ручку двери. Быстрым шагом несусь к лифту, дыханием согревая ладони. Когда поднимаюсь на нужный этаж, входная дверь квартиры приоткрыта, а сразу за ней стоит Артур, скрестив руки на груди. Я тихонько проскальзываю в прихожую и снимаю с себя куртку, избегая смотреть на мужчину. Под его пристальным взглядом некомфортно. Я жду когда он взорвется и выскажет все что думает и обо мне, и о Коле, но тот лишь хмурится, а в глазах застывает холодная сталь.

Я не понимаю от чего дрожу больше — от того что замёрзла на улице или от страха? Бесспорно, объяснять что-либо мужчине сейчас нет смысла, он уже и сам сделал выводы, но гнетущая тишина давит, не давая возможности сдвинуться с места.

— Прости за это, — все же решаюсь я завести разговор. — Я не думала что он придёт, и не знала…

— Молчи, Даша, сейчас лучше просто молчи, — сквозь зубы произносит Волков и мы так и остаёмся стоять друг напротив друга. Абсолютно чужие друг другу. И безразличные. Словно не было того нашего поцелуя и странных бабочек в животе, когда Артур касался меня.


Я осмеливаюсь перевести на него взгляд. Когда он дрался с Колей я находилась в шоке и совсем забыла о том, что у Артура был бой, а вот сейчас почему-то беспокоюсь его самочувствием, вместо того чтобы волноваться о том, доберётся ли мой парень до дома благополучно.

На лице Артура вновь ссадины, но в этот раз все не настолько плохо как в прошлый. Он возвышается надо мной словно скала, челюсть плотно сжата. Злится. И я его понимаю.


— Ты меня уволишь? — голос почему-то звучит надломленно и глухо.

Артур не отвечает. Хмыкает и его губы растягиваются в недоброй усмешке.

Все напряжение этого дня наконец-то достигает своего пика и я не могу сдержать слез, которые крупными каплями скатываются одна за другой по щекам. Представляю как жалко смотрюсь в глазах Артура.


— После сегодняшнего, наверное, следовало бы уволить, — каждое слово он чеканит, припечатывая меня к полу все больше и больше. — Но тогда придётся объяснять всем куда это вдруг исчезла моя невеста, — с раздражением произносит он.


— Я не приводила никого в твою квартиру, клянусь, — сама не понимаю почему для меня так важно донести это до Артура и почему я так желаю оправдаться.

— А как тогда получилось, что твой пьяный дружок оказался в нескольких метрах от моей спящей дочери? И чем бы все закончилось если бы я не вернулся вовремя, а? Использовали бы мою спальню или продолжили бы прямо здесь?


— Я… я не хотела, клянусь. У него был этот адрес на всякий случай, но я не думала что он явится сюда посреди ночи да ещё и в нетрезвом виде. Я… если ты хочешь я сейчас же соберу свои вещи и уеду.


Пауза. Длинная и невыносимая. Во время которой я не знаю куда деть себя. А ещё отчетливо понимаю что мне нравилось проводить время с Лизой и мне будет не хватать этого.

— Лучше ванную тёплую прими. И оденься, — громко выдыхает он, кивком головы указывает на мою тонкую ночную сорочку, бретельки которой непозволительно низко сползли вниз.


Я краснею, а потом делаю как он говорит. Иду в ванную комнату, попутно вытирая ладонями предательскую влагу. Руки все ещё подрагивают, голова раскалывается и все чего мне хочется — спрятаться под тёплым одеялом и уснуть, выпав из реальности.


— И, Даша, — останавливает меня Артур. Я замираю на месте. Напрягаюсь всем телом. Но лицом к нему больше не поворачиваюсь. — Тебе стоит задуматься, готова ли ты остаток жизни провести с таким мужчиной, как он. Брак это не шутки. А дети повяжут вас до конца жизни. Исходя из того что я успел увидеть сегодня — мужчин выбирать ты не умеешь.


Артур уходит, а я остаюсь на месте, припечатанная его словами и понимаю, что несмотря на их жестокость, да — мужчин выбирать я не умею. Потому что если бы не было Коли, я бы определённо запала на Волкова.

Загрузка...