Глава 24

Артур пытался успокоиться, но выходило плохо. Чертовски плохо. Он лежал в постели, смотрел в потолок и силой сжимал руки в кулаки. Жаль, что этого урода удалось всего разочек приложить.

От злости Артур даже забыл о том что все тело ломило после боя. Перед глазами все еще стояла картина того, как он, вернувшись домой, обнаружил приоткрытую входную дверь, а за ней, в полутьме, сражающуюся с неизвестным мужчиной Дашу.

Кровь в венах забурлила. Страх за девушку и дочь остро резанула ножом по быстро бьющемуся сердцу. Он ведь решил что кто-то ворвался к нему и напал на Дашу. Но нет. Это оказался ее жених!

По его мнению, такого жениха надо гнать за шею. В глазах одна алчность и самолюбие, на несколько метров от него разит алкоголем, ещё и женщину не в силах содержать. А ещё ему показалось, что не так уж Даша любит своего Колю, чтобы терпеть вот это все. Да и не мог он ошибиться, своими глазами ведь видел, что ей приставания жениха были неприятны.

Артур перевернулся на бок. Попытался уснуть. Первые лучи утреннего солнца уже проникали через окно в его спальню, а он все думал о Даше. Она выглядела такой растерянной, маленькой и трогательной. А еще эта ее ночнушка…. В такой разве что соблазнять мужчину, но уж точно не спать.

Он все ещё злился на неё, за то что впустила в квартиру Колю, за то что этот Коля вообще существует. Пытался представить этих двоих в постели и понял, что начинает злится ещё больше. Лучше уж о чём-то другом думать.

В квартире раздались голоса. Артур прислушался к разговору дочери с няней. Они хорошо поладили и его это не могло радовать. Правда он очень надеялся, что Лиза к ней не привяжется, потому что когда вся эта история с соцработником закончится, он сразу же уволит Дашу. И не потому что она плохо выполняет свои обязанности, нет, просто рядом с ней он сам не свой, а тот единственный поцелуй, что был между ними, и ураган страсти, который вскипел в его венах, вызывая давно позабытые ощущения, не давали о себе забыть.

Артур понял что уже не уснет. Дождался когда хлопнет входная дверь и в квартире станет тихо. С трудом поднялся с кровати. Каждое движение вызывало неприятную боль во всем теле. Всего неделя чтобы прийти в себя, а потом снова новый бой.

В клубе становилось как-то неспокойно. Волков чувствовал — назревает что-то неладное. Та же облава, которая случилась в прошлом месяце уже сама по себе плохой знак. А ещё просьба Рустама слить один из боев. Раньше тому было плевать на конкурентов, его бойцы всегда были лучшими, всегда побеждали, а тут вдруг слитый за деньги бой…

Впервые за все время Волков задумался о том, чтобы выйти из игры.

Он уже достаточно денег положил на сберегательный счет дочери, у него есть тачка, жилье, две однушки под сдачу и некоторые сбережения на черный день. Еще несколько боев и можно будет закругляться. В конце концов им с Лизой многого и не надо, дохода из магазина автозапчастей, который он планировал расширить, для них двоих должно хватить.

Но вот с выходом из клуба могли быть проблемы. Кода он связывался с Рустамом, единственной его целью было как можно быстрее заработать хороших деньжат и куда-то деть прущую из него энергию, что скопилась из-за боли утраты. Но он ни разу не задумывался о том, что просто так расстаться с Рустамом не получится.


Несколько раз он уже намекал что собирается закругляться со своим опасным занятием, на что

Рустам лишь многозначительно хмыкал и отправлял его на ринг. А в этот раз Артур решил поговорить с ним серьезно. В конце концов у него есть другие бойцы и от ухода одного тот ничего не потеряет.

Спортивный зал находился на самой окраине. С первого взгляда и не скажешь что у его владельца водятся деньги: то ли Рустам был так жаден что ему было жаль средств даже на ремонт крыши, то ли просто шифровался и старался не привлекать к себе лишнее внимание со стороны ненужных людей.


Сам он был высоким жилистым мужчиной под пятьдесят, с тяжелым взглядом, лысиной на голове и суровым выражением лица. Спорить с ним Артур никогда не любил и чувствовал, что сегодняшний разговор дружеским не выйдет.

— О! А вот и мой чемпион! Ну что, готов к следующему бою? — Рустам, завидев Волкова, широко улыбнулся, подошёл к нему и похлопал по спине, словно старого доброго друга, что жутко раздражало Артура.

— Здравствуй, Рустам. Вижу тренировка в разгаре, — кивает в сторону ринга, где разминаются несколько молодых парней.

— Да, в этих парнях есть потенциал, но до тебя им ещё далеко. Что привело тебя сюда? Я думал ты дня три отсыпаться будешь после такого боя. Но все правильно, нельзя форму терять, регулярные тренировки — путь к победе. И к деньгам! — смех Рустама раздражительный, а шутки, как обычно, плоские.

В другое время ради уважения Артур бы обязательно изобразил на лице улыбку, но не сегодня. Сейчас он был напряжен до предела и обдумывал каждое своё слово, перед тем как что-то произносить. Потому что кроме всего прочего Рустам был очень злопамятным и становится врагом такому как он не хотелось.

— Я поговорить хотел.

Артур прячет руки в карманы и переводит взгляд прямо на Рустама. Тот, словно почуяв неладное, хмурится, пристально разглядывая Волкова.


— Так говори, — после паузы произносит он.

— Это не для чужих ушей. Хотелось бы наедине, — слегка кривится Артур, обводя взглядом пространство вокруг.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


— Идем, — теперь на лице Рустама не осталось ни следа от приветливой улыбки. Кивком головы он указывает Артуру следовать за ним к лестнице, ведущей на второй этаж, где располагался его кабинет.


При каждом шаге половицы под ногами скрипят. Этому зданию все же не помешал бы капитальный ремонт. Артур совсем не удивится, когда в один прекрасный день здесь все рухнет.

— Так о чем разговор? — присаживаясь в кожаное кресло спрашивает Рустам, сцепив пальцы в замок перед собой.

— Я хочу завязать с боями, — серьезно произносит Артур, выжидающе смотря на мужчину перед собой. В первое мгновенье в глазах Рустама читается удивление, но потом тот расслабляется, а на его лице расцветает ехидная улыбка.

— О нет, Волк, так дела не делается. Ты мой лучший боец, я в тебя столько денег вложил, а ты мне — хочу уйти! — усмехаться он, передразнивая Волкова. — Не выйдет уйти. Вот мой тебе ответ. А теперь иди и отдохни, и сделай так, чтобы такие мысли больше не приходили тебе в голову.


Артур с силой сжал челюсти. Хотел огрызнуться, что вообще-то не Рустам в него денег вложил, а он своими победами обеспечил тому хорошую прибыль, но сдержался. Подливать масла в огонь сейчас не хотелось. Тогда по-доброму точно не разойдутся.

— Хочешь ты того или нет, Рустам, а я ухожу. Это дело решённое. Осталось только обговорить условия моего ухода.

— Слушай меня, Волков, — Рустам меняется в одно мгновенье. От добродушного дяденьки, который встречал Артура в зале не осталось и следа, — так просто от меня не уходят. У меня на тебя большие планы, а ты решил кинуть меня. Когда тебе нужны были деньги я давал тебе аванс наперёд, я был тем кто поверил в тебя, когда впервые увидел на ринге, это благодаря мне ты сыт и обеспечен и не рвёшь спину, разгружая вагоны по ночам, — со злостью брызжет он слюной. Лицо раскраснелось от злости, он привстал немного в кресле, поддаваясь вперёд к Артуру.


— И я очень тебе благодарен за это, — спокойно произносит Волков. — Но четыре года в этом всем для меня оказалось более чем достаточно. Да и перед тобой я давно уже не в долгу. Отработал. Теперь наши с тобой пути идут в разные стороны. И я надеюсь, что разойдёмся мы не врагами.


Артур замолкает. Выжидающе смотрит на Рустама. Тот тяжело вздыхает, усмехается. Прищур его глаз становится недобрым. Расслабленно откидывается на спинку и вдруг говорит:

— Помнится у тебя есть прекрасная дочурка, и мне бы очень не хотелось впутывать ее в это все, но если придется, — разводит руками, давая Волкову самому додумать, что именно может случится с Лизой.


Все внутри Артура застывает ледяной глыбой. Руки невольно сжимаются в кулаки, ярость накатывает волнами. Как Рустам смеет шантажировать его дочерью? Захотелось ухватить его за ворот и хорошенько приложить лицом об стол.

— Не по-мужски это, Рустам. Но знаешь, если ты после стольких лет со мной так, то и мне есть что сказать тебе. Облава ведь в прошлом месяце не просто так была организована, да? Кто-то хочет подвинуть тебя и устроится на тёплое местечко.

По тому как дернулся кадык мужчины, а глаза забегали по сторонам, Артур понял что очень близок к истине.

— Так вот, тогда в обезьяннике я выгораживал твою задницу, прикинулся дурачком, но если понадобиться, я солью все. Даже если это будет грозить мне сроком за соучастие. Как ставки принимали, как деньги потом отмывали. Клиенты. Бойцы. Всех сдам. Так что не будь жадным, Рустам, отпусти по доброму. Я ведь и ребят твоих тренировал и на бои все выходил, и даже несколько недель назад слил победу по твоей просьбе не задавая лишних вопросов. Достойная замена мне найдётся, ребята твои толковые.


Рустам смотрел на Артура исподлобья с силой сжимая в руке карандаш. Слова Волкова ему не нравились. Очень не нравились. Терять такого перспективного бойца как он не хотелось. Он, можно сказать, был его любимчиком. Редкие исключительные поражения делали Артура практически незаменимым, а теперь он хочет чтобы тот его отпустил! Да не один пацан, что тренируется а его зале не сравнится с Волком. Потерять его означает потерять все!


— Я подумаю, — тяжело произносит Рустам, плотно сжимая губы. — Ступай домой, поговорим через неделю. Но все же надеюсь ты изменишь своё мнение, иначе путь на ринг тебе будет закрыт навсегда. Уж в этом можешь не сомневаться. И если случится так, что тебе срочно нужны будет деньги, никто не поможет. А дочь ведь нужно за что-то растить.


— За это уж точно не тебе волноваться. Своё решение я не изменю, готов ещё два месяца поработать, до конца сезона как раз. До встречи, Рустам.

Загрузка...