Глава 28

Утром я просыпаюсь одна. От осознания того, что произошло прошлой ночью тело бросает в жар. Я зарываюсь с головой под одеяло, желая провалиться сквозь землю от стыда. И как теперь быть?

Не знаю сколько проходит времени пока я вот так лежу в постели, боясь выглянуть за дверь спальни, даже не смотря на чувство голода и жажду, но когда в комнату входит Артур, я совершенно не готова к встречи с ним.

— Привет, соня, — кивает мне и подходит к окну. Раздвигает шторы, пропуская в комнату солнечный свет. А я вдруг понимаю что до сих пор лежу под одеялом обнаженная. Краска стыда заливает лицо и я натягиваю одеяло почти до подбородка. — Как чувствуешь себя?

— Лучше, — с трудом выдавливаю из себя, избегая встречаться взглядом с мужчиной.

— Это хорошо. Ты проспала завтрак, но обед на столе, я заказал на свое усмотрение. Хотя, — протягивает он и подходит ко мне. Забирается на кровать, нависая надо мной. Сердце колотит быстро-быстро. От Артура пахнет морской свежестью: он успел принять душ, а вот я — нет. — Я бы наверное предпочел пообедать другим способом. А ты как думаешь, Даш? — его хитрые глаза проходятся по поему замотанному в одеяле телу, я сглатываю подступивший к горлу ком, задыхаясь от такой его близости.

— Мне… мне нужно в душ. Не мог бы ты отвернуться, пожалуйста? — к концу предложения мой голос почти доходит до шепота, я умоляюще смотрю на мужчину.

Он вздыхает, криво усмехается и отстраняется от меня, давая мне вздохнуть полной грудью. Но не отворачивается. Нагло пялится на меня, ожидая что будет дальше. Я почему-то злюсь. Злюсь на то что так на него реагирую, злюсь, потому что не знаю как вести себя с ним, злюсь, потому что не чувствую уверенности в своих действиях.

Одной рукой придерживаю одеяло на груди, второй нащупываю на полу свою одежду. Заливаясь румянцем быстро натягиваю на себя футболку и практически вылетаю из комнаты. Под грудной смех Волкова. Какой позор. Наверняка в душе смеется с меня. Что сумел затащить в постель невзрачную мышку-воспиталку.

Я стою под струями теплой воды, упираюсь ладонями в стену, чтобы не свалиться от нахлынувших эмоций и слабости из-за болезни, когда чьи-то сильные руки обвивают меня вокруг талии, прижимая меня к мужскому телу.

Я вздрагиваю от неожиданности, но вырываться не спешу. Наоборот. Прикрываю глаза, наслаждаясь такой волнительной близостью и ожидаю что будет дальше. Хотя, признаться честно, желание обмотаться полотенцем, чтобы подавить чувство стыда никуда не девается. Я всегда была стеснительной в таких делах и совершенно не раскрепощенной.

— Если не хотела чтобы я пошел за тобой, то закрыла бы дверь за защелку. А так я делаю вывод, что ты ждала именно меня, — шепчет мне на ухо, вдавливая меня в стену.

— Я просто не думала, что ты наберешься наглости и залезешь ко мне в душ.

— Я не мог не воспользоваться этой прекрасной возможностью.

Артур разворачивает меня себе и дарит дурманящий поцелуй. На задворках сознания раздается мысль, что не стоит этого делать снова, но я растворяюсь в мужчине, поддаюсь его напору. Желаю его точно так же как и он меня. Кажется, я окончательно оступилась, но это оказалось слишком сладко и прекрасно.

Вода давно стала прохладной, но мы не замечаем этого. Ничего не существует кроме нас двоих, первобытной страсти и его рук на моем теле. Мне хватает всего нескольких минут, чтобы почувствовать как внутри меня сжимается пружина, а потом я забываю даже как дышать. В ушах звенит, а перед глазами пляшут искры.

— Посмотри на меня, — приказывает Артур, отдышавшись. Я стою, упершись спиной о прохладный кафель и с трудом держусь на ногах. Вся дрожу и окончательно путаюсь в том что со мной происходит. Почему мне так хочется прижаться к груди мужчины, почему хочется вновь поцеловать его? Почему его прикосновения так обжигают и вызывают восторг?

Я набираюсь смелости и поднимаю на него взгляд. Боюсь увидеть там что-то такое, что не понравится мне. Боюсь увидеть призрение, разочарование. Но в глазах Артура отражается странный блеск, затягивая в омуты порока.

— Ты красивая, — заключает он, рассматривая меня, а потом выходит из кабинки, прихватив с собой полотенце.

Дрожащими руками я нащупываю свою одежду, пытаюсь привести себя в порядок. Высушиваю волосы, не отводя взгляда от раскрасневшихся опухших губ и от красного пятна на шее, что свидетельствует о нашей с Артуром страсти. Словно зачарованная смотрю на свое отражение, а потом против воли на моем лице появляется улыбка. Кажется, я даже стала немного по другому выглядеть. Неужели это все из-за Артура? А в голове на повторе все вертится его: ты красивая.

Когда я выхожу из ванной комнаты, в квартире уже никого нет. Мне становится грустно и одиноко, я иду в кухню и замечаю на столе свой обед. Пока ем думаю о своей жизни и сейчас как никогда в моей душе нарастает решительность покончить со своим прошлым. Как бы мне не было жаль потраченных нескольких лет своей жизни, а нужно наконец-то взглянуть правде в лицо — я никогда не буду счастлива с Колей, более того я уже давно ничего не чувствую к нему кроме привязанности. А еще жалости. Ведь без меня он обязательно во что-то вляпается.

Я решаю что должна сделать это прямо сейчас. Поднимаюсь со стула и иду в детскую комнату, которую делю с Лизой. Сначала меряю температуру, а убедившись в том что термометр показывает всего тридцать семь и пять, достаю теплую одежду и в спешке переодеваюсь. А потом вдруг застываю. Перед рамкой с фотографией Жанны.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


Меня словно кто-то ударяет поддых, воздух в мгновенье заканчивается, а реальность ударяет тяжелым молотом по голове. Он ведь наверное до сих пор ее любит. Жанна настоящая красавица и мне до нее далеко. На что я рассчитывала? Ведь судя по тому что Артур до сих пор живет один с дочерью, его сердце все еще принадлежит другой.

Я беру в руки рамку, провожу пальцем по фотографии. Интересно, какой она была? Я вглядываюсь в черты незнакомо мне женщины, но такой дорогой для Волкова и Лизы. Не знаю сколько так стою, но мне вдруг начинает казаться, что девушка из фотографии смотрит на меня со злостью и осуждением. За то что влезла в ее семью, за то что ее дочь полюбила меня, за то что я спала с ее мужем.

Я с грохотом ставлю обратно на столик фото и выхожу из комнаты. Одеваю верхнюю одежду и пока не передумала, вызываю такси к своему дому. Надеюсь, Коля там, потому что нам нужно серьезно поговорить, и чем быстрее тем лучше. Я не могу больше так жить. Достаточно.

Дверь открываю своим ключом. Переживаю что Коли нет дома и что придется долго ждать его, но верхняя одежда на вешалке говорит о том, что мои опасения напрасны. Я оглядываюсь по сторонам и на моем лице появляется легкая улыбка. Запах родной квартиры просачивается в легкие, все вещи здесь такие родные. Как же я оказывается скучала.

Я прохожу в кухню. Там ожидаемо полный бардак. Гора немытой посуды в раковине, сгоревшая кастрюля на плите. Несколько пустых бутылок из-под спиртного на полу, весь стол в хлебных крошках. В холодильнике что-то испортилось и неприятный запах разнесся по всей кухне. Просто прекрасно, мне теперь несколько дней понадобится чтобы все здесь оттереть. Неужели нельзя было убраться самому?

Решительно направляюсь в спальню, правда с чего начну разговор еще не знаю. Коля спит, развалившись на кровати прямо в помятой одежде. На лице жуткий синяк. Я поджимаю губы, смотря на эту картину, а еще на разбросанные по комнате вещи. Ощущение, словно он что-то усердно искал.

Я решаю не будить его пока что. Лучше уберусь в кухне, а потом поговорим. Оттягиваю этот момент насколько можно. Оказывается, смелости во мне абсолютный ноль.

Когда я мою посуду, мне приходит сообщение от Артура.

«Как чувствуешь себя?»

На лице непроизвольно появляется улыбка. Его забота приятна. Особенно после того что произошло между нами. Я вытираю мокрые руки о передник и пишу ему в ответ:

«Все хорошо. Спасибо. Завтра уже можешь забрать Лизу», — но нажать кнопку «отправить» не успеваю.

— О, неужели вспомнила о том, что дома тебя ждет парень, — я вздрагиваю от неожиданности. Коля стоит в дверном проеме, смотря на меня прищуренным взглядом. Небритый, сонный и явно с после попойки. Какое-то нехорошее предчувствие поселяется в груди. Но с этим нужно покончить. Сегодня.

— И тебе привет, — киваю в ответ. — Ну и устроил ты здесь, — взмахом руки указываю в сторону мойки и нервно усмехаюсь. — Я это… поговорить с тобой приехала.

— Ну говори, — выжидающе смотрит на меня. Потом выдвигает стул и садится, все так же не сводя с меня взгляда.

Я вдруг теряюсь. По пути домой репетировала свою речь, но когда пришло ее время, все слова вылетели из головы.

Я тяжело вздыхаю, упираюсь в столешницу, ища опору, потому что дрожащие ноги не держат меня, и нервно осматриваюсь по сторонам.

— Твой поступок, Коля, был отвратительным, — парень закатил глаза, думая, что я приехала лишь для того чтобы отчитать его. — Ты заявился в пьяном виде в квартиру к другому человеку, он чуть не уволил меня, Коля. Господи, ты вообще о чем-то думаешь?

— Ты меня обвиняешь? А ты не хочешь узнать у меня каково это, прийти повидаться с любимой женщиной и увидеть как она мило обнимается во дворе с каким-то мужиком? Между вами что-то было, Даша? — он резко поднимается со стула и подходит ко мне вплотную. Лицо перекошено от злости, руки сжаты в кулаки. — Говори правду! — повышает голос и я вздрагиваю.

Только сейчас до меня сполна доходит что я наделала. Изменила Коле. Пусть он и вел себя не лучшим образом, но с моей стороны это было мерзко. Я открываю рот чтобы соврать, но слова так и застревают в горле.

— Ну же, Даша, вопрос очень простой. Ответь на него, — с ухмылкой произносит он.

— Я думаю нам надо расстаться на время. Я дам тебе неделю чтобы ты нашел другое жилье и съехал. Я запуталась, Коля. От тебя никакой помощи. Мы по уши в долгах. Я не могу так больше, — тараторю, задерживая дыхание и внутренне сжимаясь, ожидая его реакции. На глаза наворачиваются слезы. Ну вот я и сказала это, и очень надеюсь, что он поймет меня без скандала.

— Решила она, — заводится мужчина, нервно ероша пятерней отросшие волосы и отступает на шаг. — Ты решила до того как прыгнула к нему в постель или после? Отвечай! — грозно нависает надо мной и я вдруг понимаю что боюсь его.

— Ничего не было, — вру, потому что не хочу злить его еще больше. Кто знает какая у него будет реакция на правду.

— Значит так, никуда я не уйду, — с твердостью произносит он. — Я пригласил риелтора, продадим квартиру, мне срочно нужны деньги.

От его заявления отняло дар речи. Я моргаю часто-часто, пытаясь убедиться что это не сон. Какого черта происходит?

— Риелтор? Какой еще риелтор?

— Самый обычный. Тот, который помогает продавать и покупать жилье, — язвит он.

— Ты с ума сошел. Никто не будет ничего продавать, — завожусь я. — Зачем тебе деньги, господи. Только не ври мне, Коля. Клянусь, если ты сейчас скажешь что на очередное дело, то я выброшу все твои вещи через окно и поменяю замки. И делай что хочешь.

— Ты смотри у кого голосок прорезался. Меня не колышет что ты там хочешь, а что нет. Если не отдадим, то порешают нас обоих.

— Что? О чем ты? Куда ты снова вляпался? — сердце в груди колотит быстро-быстро от волнения.

— Я… черт, солнышко, — Коля в мгновенье меняется, исчезает злобное выражение лица и ненависть в глазах. — Я болен.

Я прикрываю рот ладонью, всхлипывая, решая, что у Коли рак или что похуже.

— У меня зависимость. И я клянусь тебе, это был последний раз. Я буду лечиться. Я даже клинику нашел.

— Зависимость? О чем ты? Ты что… наркоман? — спрашиваю с недоверием, пытаясь понять не расширены ли у него зрачки.

— Какой наркоман? Ты что? Нет…я… это началось в прошлом году, очередное дело принесло одни убытки, я проходил мимо казино и … в общем поиграл несколько часов, выиграл приличные деньги, ну, и понеслось, — виновато смотрит на меня. — Я не смог остановиться, это самая настоящая зависимость. В тот день я был на коне, выигрыш должен был быть мой! Но что-то пошло не так, и в общем… я задолжал серьезным людям. После этого я поклялся себе, что больше не влезу в это, продержался несколько месяцев и снова сорвался.

— То есть… то есть ты хочешь сказать, что ты проиграл все наши деньги? Все те деньги, которые были взяты в кредит?

— Прости меня, Даш, прошу тебя. Этого больше не повторится.

— Конечно этого не повториться, — усмехаюсь я и Коля принимает это за прощение, пытается обнять меня, но я отталкиваю его и иду в сторону спальни. — Это не повторится, потому что я сейчас же соберу все твои вещи в чемодан и ты уедешь. И мне не важно куда, к родителям, друзьям, да хоть на улицу! Но больше я не хочу тебя видеть. Господи! Пока я все тянула на себе, пока работала, пыталась сделать так чтобы мы жили лучше, ты просто взял и проиграл кучу денег!

Я достаю из-под кровати чемодан, открываю его и забрасываю туда все вещи моего уже бывшего парня, которые попадаются мне на глаза. Руки дрожат, в голове полная неразбериха, я не знаю чего хочу больше — плакать, либо набросится на Колю и хорошенько его побить веником.

— Эй, ты что делаешь? — останавливает он меня, хватая за запястье. От милого Коли вновь не остаётся ни следа. Передо мной вновь разъяренный мужчина.


— А что непонятно? Мы расходимся, ты исчезаешь из моей жизни вместе со своей зависимостью и долгами, — шиплю ему в ответ и дергаюсь, пытаясь освободиться, но его хватка слишком сильная.


— Это ты решила до того как прыгнула в постель к папочке-одиночке или после? — холодно спрашивает он, не отрываясь смотря на мою шею.

Я молчу. Испуганно дергаюсь, понимая что Коля увидел багровое пятно на шее, которое Артур оставил мне этой ночью. Моя грудь тяжело вздымается вверх-вниз, мы застываем с мужчиной, буравя друг друга взглядами.


— Дрянь, — рычит Коля, отпуская меня, и в следующую секунду мою щеку обжигает пощёчина, а я лечу назад.

Я прикладываю ладонь к щеке, которую нещадно жжет и с неверием смотрю на Колю. Неужели в нем и в самом деле не осталось ничего от того хорошего парня, с которым я познакомилась когда-то? Неприятный холодок проходит по спине, я судорожно глотаю воздух, оглядываясь по сторонам, чтобы найти то, что можно использовать в качестве самообороны, если он посмеет ко мне приблизится.

Коля смотрит на меня, вытаращив глаза, черты его лица медленно смягчаются, он делает несколько шагов назад. Хватается за голову, ероша свои и так торчащие в разные стороны волосы. Ощущение, словно до него только что дошло то что он наделал.

— Прости меня, прости. Даша, я не хотел. Черт, я ведь люблю тебя! — его голос вновь набирает силы, я пугаюсь, потому что не могу предугадать следующий его шаг. Он похож на съехавшего с катушек наркомана, что очень близко к истине. — Как ты могла, Даша? Давно ты с ним?

Я отрицательно машу головой, с глаз градом льются крупные капли слез. Грудь сжимается от спазмов, сердце колотит неистово быстро.

— Видишь что я из-за тебя натворил? Видишь? Давай забудем обо всем. Давай начнем все заново. Только ты и я. Клянусь я забуду о твоей измене и все исправлю, — произносит он и мне вдруг становится его жаль. Несмотря на то что он только что поднял на меня руку, несмотря на то что он чуть не лишил меня жилья. Он перешел черту, сорвался и неизвестно как справится с этим всем в одиночку. Такие как он обычно кончают одинаково — либо у костра с бомжами, либо в канаве с распоротым брюхом. Мне бы не хотелось так-то конца для Коли, но затягивать время и позволить ему потащить в пропасть за собой и меня я не позволю.

— Нет, Коля, это был предел, — я поднимаюсь с пола, делаю глубокий вдох, пытаясь совладать со своим страхом перед мужчиной. Отнимаю руку от лица, смотря на себя в зеркало шкафа и вздрагиваю. Щека уже припухла, а через несколько часов не заметить следа от удара будет почти невозможно.

— Даша, я не смогу без тебя. Давай продадим квартиру и уедем в другой город, а? — смотрит на меня с надеждой и в его глазах я замечаю сумасшедший блеск.

Я отрицательно качаю головой, давая понять что ничего не будет.

— Ты не понимаешь! Не понимаешь! — выкрикивает он и я вздрагиваю, попятившись назад. — Они найдут меня, если не отдать деньги! Найдут! Ты должна попросить у этого своего денег. Соври ему. Пусть даст. Иначе мне крышке. И тебе, Даша, тоже! Ты же не хочешь чтобы я умер? Это будет на твоей совести! На твоей! — Коля знает куда давить, но я сейчас слишком заторможена из-за произошедшего, чтобы всерьёз воспринимать его слова.

Коля похож на загнанного в угол зверя. Я не знаю кто те люди, которым он задолжал, но очень надеюсь, что они не доберутся до него. Потому что хоть Коля и превратился в ужасного человека, но все же он не чужой мне. А ещё в какой-то степени в этом всем я чувствую свою вину. Что не заметила вовремя перемен, не заподозрила неладное, не спрашивала его ни о чем. Возможно, все могло быть иначе.

— Я не буду выгонять тебя прямо сейчас, хотя после всего должна была б, но очень надеюсь что через несколько дней тебя здесь не будет, — произношу севшим голосом, пытаясь сдержать истерику, рвущуюся наружу. Весь мой мир разрушился в одно мгновение. Я любила монстра. Как бы он не оправдывался, а думал только о себе. — Прощай, — в последний раз я смотрю на мужчину и спешу выйти из квартиры, которая теперь будет напоминать мне о худших минутах моей жизни.

Руки обессилено повисли вдоль туловища, я натянула капюшон пониже, чтобы прохожие не видели след от пощёчины. Нетерпеливо поглядываю на телефон, ожидая такси и нормально выдохнуть могу лишь после того, как оказываюсь в квартире Волкова. Снимаю с себя одежду и на негнущихся ногах иду в ванную. Долго отмываю себя от той грязи, в которую меня макнул Коля, а потом вытираю рукой запотевшее зеркало и смотрю на свое лицо, не зная что делать.

Мимо Артура это точно не пройдет, не то чтобы я надеялась что ему будет небезразлично появление синяка на моем лице и он бросится к Коле защищать меня, просто рассказывать ему обо всем не хочется. Стыд за то какой слепой дурой я была разъедает меня изнутри.

Я решаю воспользоваться тональным кремом, укутанная полотенцем выхожу из ванной, чтобы найти свою косметичку, но так и замираю на месте, потому что в этот момент входная дверь открывается и в квартиру входит Артур. Я забываю как дышать, смотрю на него со страхом. Сейчас начнутся допросы, а мне бы просто спрятаться под теплым одеялом от всего мира и выплакать остаток слез, которые просятся наружу, чтобы забыть этот день навсегда.

— Та-а-ак, — протягивает мужчина, внимательно осматривая меня с ног до головы и задерживаясь на моем лице, — что произошло?

Он быстро пересекает пространство, разделяющее нас, обхватывает пальцами мой подбородок, поворачивая мою голову так, чтобы можно было получше рассмотреть щеку, что нещадно ныла. Я молчу. Несколько капель слез мимо воли скатываются с моих глаз.

— Даша, еще раз спрашиваю, какого хрена произошло? — уже зло спрашивает Артур, усиливая свою хватку. — Только не смей врать что упала, я явственно вижу на твоей щеке отпечаток руки.

— Я… — открываю рот, но слова не идут. Глотаю воздух, чувствуя, как непрошенный приступ истерики подходит все ближе и ближе. А потом сама не понимаю почему это делаю, возможно мне просто нужна чья-то поддержка, возможно я хочу почувствовать заботу, но я обхватываю руками туловище Артура, утыкаюсь носом в его грудь и всхлипываю, давая волю слезам.

— Эй, не плачь, только скажи мне кто тебя обидел и я сотру его в пыль, — обещает Артур и проводит пальцами по моим волосам.


— Не хочу рассказывать, — прижимаюсь к мужчина ещё ближе, впитывая в себя его запах.

— Давай я сейчас сниму с себя куртку и мы пойдём с тобой в спальню. Я налью нам чего покрепче, ты успокоишься и все мне подробно расскажешь. Договорились? — он немного отстраняется от меня, заставляя посмотреть ему в глаза.

— Только пообещай что не натворишь глупостей, Хорошо? — прекрасно зная вспыльчивый характер Артура прошу я.

— Обещать не могу, но постараюсь, — серьезно произносит он и нежно проводит подушечкой пальца по моей щеке. — Больно?

— Совсем немножко, — прикусываю губу, желая вновь очутится в его сильных надёжных объятиях.

Загрузка...