Глава 3

С уходом Коли в квартире становится оглушительно тихо. Я прислоняюсь спиной к стене и пытаюсь выровнять дыхание. Устало прикрываю глаза и тру переносицу. В последнее время у нас какие-то натянутые и напряженные отношения. Наверное, у каждой пары рано или поздно наступает переломный период, и от того, смогут они перешагнуть его вместе или нет, зависит дальнейшее будущее. Романтические свидания, томительное ожидание встреч и дрожь от поцелуев и прикосновений остались позади, все превратилось в обычную суету. Завтрак, обед, стирка, работа, уборка. Все стало сыро и неинтересно. А может, это просто я многого хочу?

— А где торт? — Я вздрагиваю от неожиданности. Детский писклявый голос заставляет меня вернуться в реальность.

Я встречаюсь с огромными синими глазами и понимаю, что совершенно забыла о присутствии Лизы в квартире.

— Идем в кухню, сейчас достану из холодильника, — я стараюсь говорить так, чтобы мой голос не дрожал, беру девочку за руку и веду за собой.

— А вы умеете готовить? — спрашивает она, пока я делаю нам чай.

— Конечно.

— А папа не умеет, — смешно кривится и тянется к сахарнице. — Утром он испортил яичницу, а на выходных у нас загорелась запеканка и к нам приехали пожарники. Настоящие! Представляете? На большой красной машине!

— Вау, — натягиваю на себя улыбку, так как взглядом натыкаюсь на любимую чашку Коли и становится тоскливо на душе.

— А потом папа накричал на нашу соседку, а она сказала, что вызовет полицию. Но полиция не приехала, а я так хотела посмотреть на настоящий пистолет. Вы видели когда-нибудь пистолет?

— Нет, — с удивлением смотрю на девочку, не понимая, откуда у нее такие пристрастия.

— И я нет, — разочарованно вздыхает она, подперев ладошкой подбородок. — А вы знаете, что у нас нет мамы? Она на небе, — она понижает голос до шепота и взглядом указывает вверх.

Обычно она не выделялась разговорчивостью среди других детей, поэтому ее болтливость стала для меня полной неожиданностью.

— Жаль, мама не может вернуться, я бы хотела, чтобы у меня была мама, как у других, — тяжело вздыхает она и утыкается взглядом в чашку с чаем.

— Не расстраивайся, зайчонок, уверена, твой папа обязательно найдет хорошую маму и у тебя их будет две. Одна — оберегать тебя с небес, вторая — заботиться здесь.

— Я бы хотела, чтобы она была похожа на вас. Вы классная и торт вкусно готовите, а ещё красивая. — Она смешно болтает ножками под столом, заставляя меня искренне улыбнуться в ответ.

После чаепития мы устраиваемся на диване перед телевизором, я включаю Лизе мультики, сама же пытаюсь дозвониться до Коли. Но его телефон отключен. Даже когда стрелки часов показывают почти полночь, а малышка уже давно уснула.

Я подхожу к окну, на улице жуткий ливень. На душе становится тревожно. Где же ты ходишь, Коля?

Я бросаю взгляд на спящую девочку и вдруг понимаю, что из-за своих проблем забыла о самом главном: ее отец так и не позвонил. Хоть бы с ним ничего не случилось, ведь, кроме него, у Лили больше никого нет.

Я укрываю ее пледом, поправляю подушечку, оставляю включенным ночник и раскладываю себе кресло. Оставлять Лизу одну в комнате в чужой для нее квартире не хочется, так как она может проснуться среди ночи и испугаться, поэтому придётся немного потесниться. Всю ночь я прислушиваюсь к звукам в квартире и сжимаю в руке телефон. Но ни один из мужчин так и не звонит.

Утро выдается пасмурным и сырым. Я вызываю такси, чтобы добраться до работы, так как курточка Лизы слишком легкая для такой погоды и я боюсь, что малышка может заболеть.

— Звонил? — первое, что спрашивает меня заведующая, стоит нам появиться в детском саду.

— Нет, — отрицательно машу головой, с тревогой поглядывая на Лизу. — Давай беги к остальным деткам, — отправляю ее, чтобы она не слышала наш с Марией Павловной разговор.

— Если до вечера не появится, я все же позвоню куда надо, — хмурится она, складывая руки на груди, но, как бы она ни пыталась казаться безразличной, я все равно замечаю, что нервничает не меньше моего.

— Думаю, с ним что-то случилось. Он очень ответственный в плане дочери, не мог он просто так о ней забыть, Мария Павловна, — заступаюсь за мужчину, ни капли не лукавя.

— Знаем мы таких ответственных, насмотрелась я за годы на родителей. Надеюсь, он все же соизволит появиться, иначе будет куча бумажной возни из-за этого прецедента.

Кажется, я все же ошибаюсь в женщине, переживает она не за судьбу Лизы, а за лишнюю трату времени и ненужное к нам внимание со стороны управления образования.

— Я сообщу вам, когда приедет Волков. Думаю, там и в самом деле что-то случилось. Может, авария. Надо бы позвонить на горячую линию и спросить, не поступал ли к ним такой.

— Это не наша работа, Дарья Сергеевна. Занимайтесь детьми и не лезьте куда не просят. Я у себя в кабинете, если что, — произносит холодным тоном и быстро исчезает за дверью.

Весь день я не могу найти себе места. Ощущение, словно все во вселенной против меня: Коля по-прежнему не отвечает на мои звонки, отец Лизы так и не дает о себе знать. Я наблюдаю за девочкой весь день и замечаю, как она время от времени бросает в сторону окна грустные взгляды. Ждёт отца, понимаю я. А когда в группе остаются лишь несколько деток, не выдерживает и подходит ко мне.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


— Папа звонил? Он заберет меня? — смотрит с надеждой своими огромными глазищами.

— Он…

Я замолкаю, не зная, что сказать. Мария Павловна забегала несколько раз и, несмотря на мои заверения, что в случае чего я вновь заберу Лизу к себе, скорее всего уже успела связаться со службой опеки. Расстраивать малышку не хочется, но и врать не вариант.


— Звонил, но пока что не знает, когда сможет тебя забрать. У него какие-то дела на работе. Пойдёшь ко мне снова, если у него не получится приехать вовремя?

— Да, — грустно выдыхает она и походит к окну. Становится на носочки в надежде дотянуться до подоконника, но ее рост не позволяет увидеть двор.

Я начинаю не на шутку волноваться за судьбу Лизы, а когда поздно вечером в группе появляются незнакомые люди, не могу поверить, что Мария Павловна все же сделала это. Позвонила в службу опеки.

Загрузка...