Глава 30

Я услышала как хлопнула входная дверь и тело наполнилось теплом. За то время что я работаю у Волкова я привыкла к его отсутствию по ночам, но сегодня это ощущалось намного острее. Словно за эти два дня могло что-то измениться в наших с ним отношениях.

Пока его не было я уже успела по третьему кругу выплакать все слезы, убедиться в том, что до завтра щека распухнет до такой степени, что я буду похожа на настоящую уродину, и взять на себя смелость немного навести порядок в спальне Артура. Грязные вещи, разбросанные по стульям и полу отправились в стирку, а пыль, обжившая здесь все поверхности — теперь в другом мире.

Я прислушиваюсь к тому что происходит в квартире. Волков отправился в ванную комнату. Мне хочется пойти к нему, проверить все ли с ним в порядке, я боюсь что он ранен после очередного боя, но не решаюсь встретиться с ним взглядом. Не после того как он видел меня такой. Беспомощной и жалкой. Поэтому, когда он заходит в спальню, я притворяюсь спящей.

Легкими шагами он пересекает комнату, в тишине можно услышать его дыхание. Футболка летит на пол. Звякает пряжка ремня. Матрас прогибается под тяжелым весом мужчины, а я в душе ликую из-за того как бережно он заключил меня в свои объятия. Дыхание Артура раздается прямо над моим ухом, щекоча и согревая. Все страхи и неудачи начинают казаться такими далекими и нереальными. Ведь самое главное сейчас это то что я не одна.

Почему-то так некстати в голову лезут мысли о Коле. Как бы я его не ненавидела, а мне бы не хотелось чтобы его покалечили за долги. Наверное, пришло время позвонить его родным. Он с ними не общается, по неизвестной мне причине, но думаю его родителям следует знать о проблемах сына.

— Если притворяешься спящей, то дыши не так быстро, — шепчет он и царапает кожу своей колючей щетиной. Я стону и прижимаюсь к нему ближе, когда его ласки становятся откровенней. — Больно? — замирает он надо мной, осторожно прикасаясь к моей щеке.

— Нет, уже нет, — завороженно шепчу я, ожидая что же будет дальше и разочарованно вздыхаю, когда Артур отстраняется от меня, поправляя одеяло.

— Тогда отдыхай, поздно уже. Если завтра не поднимется температура, то заберем Лизу, проведем несколько дней дома, с этим синяком под глазом вряд ли у тебя найдется желание выходить на улицу.

— Да, это отличная идея. Лиза обрадуется.

Несколько секунд мы лежим в тишине, а потом я все же решаюсь: поворачиваюсь на бок и кладу голову на грудь Волкова. Чувствую его размеренное сердцебиение, твердые мышцы, а судя по тому, что он не выглядит уставшим или побитым — на боях он не был.

Волков зарывается пальцами в мои волосы, гладит меня, вызывая по всему телу табун диких мурашек. В его объятиях я наконец-то расслабляюсь и засыпаю. А потом все происходит словно в другой реальности.

Утром он привозит Лизу. Она с радостью мчит ко мне. И да, платье, которое ей купила бабушка и в самом деле ужасное. От ее искренней детской улыбки на душе становится теплее, а обычно суровый взгляд Волкова теперь искрится нежностью. Мне нравится наблюдать за тем как он меняется в присутствии дочери, а ещё нравится ощущать себя частью их семьи.

Мне приходится объяснять Лизе наличие синяка у меня под глазом, вру что ударилась об дверь. К счастью, маленькие дети слишком доверяют словам взрослых и у неё даже не возникает сомнений в том, что я могла сорвать.


Мы завтракаем, обедаем и ужинаем вместе. Смотрим телевизор, играем. Ведём себя словно и в самом деле семья, и мне безумно не хочется чтобы это заканчивалось. Такое хрупкое зарождающееся счастье так легко спугнуть, что иногда я боюсь даже сделать лишний вздох или закрыть на мгновенье глаза, преследуемая страхом что все рассыпется и сотрется в пыль.


Артур ведёт себя со мной сдержанно, возможно не хочет чтобы дочь видела его интерес ко мне, но время от времени то приобнимет меня, то поцелует в висок. Зато ночью, закрывает дверь на защелку и набрасывается на меня голодным зверем. Никогда не думала что могу быть такой легкомысленной, что готова так быстро сдаться под напором мужчины. Артур пагубно влияет на меня, но мне это нравится. Я хочу чтобы это длилось вечно и мне совершенно не хочется возвращаться к прежней жизни.

* * *

Артур через своих знакомых оформил мне больничный лист, поэтому не выходить на работу я смогла аж целых две недели, пока след от синяка почти не сошел с лица. Родители моих воспитанников не купятся на рассказы о том, что я ударилась о дверь, а лишние слухи о том что меня бьет парень ни к чему.

— Я отвезу вас сегодня в сад, — сильные руки обвили мою талию, Артур зарылся носом в мои волосы, я же замерла перед зеркалом, наслаждаясь тем, как мы смотримся вместе.

— Нет, я опоздаю на работу, — отставляю в сторону тональный крем и увариваюсь из его объятий, потому что ещё несколько таких ласк и я уже не смогу никуда поехать. Я становлюсь на носочки и тянусь к губам мужчины за легким поцелуем.

В последние дни мне постоянно хочется ощущать на себе его прикосновения, и я не могу найти себе место, когда Артур уходит. Даже если просто погулять с Лизой. Почему-то я сразу же становлюсь нервной. Боюсь, что это все закончится. Боюсь, что после того как уснет Лиза Артур больше не придёт за мной и не уведёт в свою спальню. А ещё соцработник больше не появлялась, значит и в моих услугах Волков больше не нуждается. Именно поэтому сегодняшнее утро для меня безумно напряженное. Я не хочу никуда идти. Мне слишком хорошо в этом уютном коконе, в котором я себя закрыла, отгораживаясь от проблем и реальности.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


— Я сегодня буду поздно, обратно вернешься на такси, а на завтра ничего не планируй, хочу съездить в торговый центр. Лиза выросла из прошлогодних теплых вещей, да и тебе не мешало бы обновить гардероб, — усмехается он. Я хочу сказать, что у меня нет денег на новую одежду, но вовремя прикусываю язык. Все же несмотря на то что знакомы мы с Волковым совсем немного, но этого достаточно для того чтобы знать — платить будет он и лучше не возражать.

— Насколько поздно ты будешь? Я хотела приготовить ужин.

— Очень поздно, поэтому ложитесь спать без меня.

— Хорошо, — разочарование отпечатывается на моем лице, я сникаю, понимая что сегодня снова будет бой.

Нос Артура все еще припухший от последнего раза, гематомы в области рёбер не сошли, а он снова стремиться в вихрь этих своих маханий кулаками.

— Даш, — он останавливается у двери, поворачиваясь в мою сторону, — у меня сегодня последний бой, — он запнулся, словно решаясь говорить мне дальше или нет, — не хочешь прийти? — дерзко улыбнулся, а в глазах появились искорки.

— Я…

Я застыла с открытым ртом. Во-первых, это предложение было очень неожиданным, а во-вторых, не уверена что хотела бы смотреть на то, как избивают Артура.

— А Лиза? Я не могу оставить ее одну.

— Я попрошу соседку, переночует у нее, я уже оставлял ее несколько раз под ее присмотром.

— Я… хорошо, — моргаю быстро-быстро, все еще пытаясь собраться с мыслями. — Погоди, ты сказал что завязываешь с боями? — наконец-то доходит до меня и не могу признать, что его слова меня радуют. Неужели наконец-то осознал насколько это опасное занятие?

— Да, решил что всех денег не заработаешь, поэтому осяду ненадолго дома, а потом придумаю чем заняться.

— Это отличная идея, — на моем лице появляется искренняя улыбка. Несколько мгновений мы смотрим друг на друга не в силах оторвать взгляд, но голосок Лизы заставляет нас очнуться.

— Папа, я хочу котика на Новый год!


— Тебе напомнить где собачка, которую ты хотела в прошлом году? — отзывается Артур, закатывая глаза. — Собирайся, Даш, я пока пойду мотор прогрею.

Артур покидает ванную комнату, я же становлюсь перед зеркалом, упираясь ладонями о раковину. Жар все ещё бушует внутри меня, наших ночей с Артуром безумно мало. Я смотрю в глаза своему отражению, не хочу признаваться себе в этом, но, кажется, Волков мне не безразличен. Иначе из-за чего сердце в груди так бешено колотит, а руки трясутся каждый раз, стоит мне поймать на себе его задумчивый взгляд?

Я заканчиваю сборы, одеваю счастливую Лизу и спускаюсь на лифте вниз.


— Когда можно будет рассказать всем что ты живешь с нами? — внезапно спрашивает девочка.


— Всем это кому?

— В садике. Карина говорит что ты ее любишь больше всех в группе, но это ведь не так?


— Конечно не так.

— Ты ведь со мной живешь потому что любишь, правда? Меня, а не Карину.


— Зайчик, Карина просто моя воспитанница, такая же как все. А ты это совсем другое.

На самом деле я не вру. За то время что я работаю няней девочки, она стала для меня очень близким человеком. Я бы хотела такую же дочь как она и была бы рада заменить ей мать. И если Волков решит что мои услуги ему больше не нужны, не знаю как переживу нашу разлуку. Правда в том, что прошло чуть больше месяца как я живу семьей Волкова, но уже не представляю своей жизни без них.

Загрузка...