Глава 34

Я просыпаюсь от того что мне жарко. Уже привычный мужской запах окутал меня, вызывая внутри бурю эмоций. Слишком хорошо рядом с Артуром и так не хочется чтобы это все заканчивалось. Рядом с ним я пылаю, но какое-то чувство нашёптывает, что этот огонь в один из дней обязательно сожжет меня дотла.

Дыхание мужчины щекочет, но я боюсь пошевелиться. Не хочу его будить. Какое-то время просто лежу рядом, потом все же выпутываюсь из его крепких объятий и тянусь за своей одеждой. Тихонько выхожу из комнаты, проверяю как там Лиза, а потом иду в сторону выхода.

Стоит мне открыть входную дверь, как в лицо ударяет порыв свежего воздуха. Глаза расширяются от увиденного. Аккуратные дорожки, деревянные домики, расположенные так, чтобы было ощущение уединения, и неимоверной красоты хвойный лес. Я зачарованно оглядываю дворик, иду вдоль тропинки, оставляя на снегу следы от своих сапожек. Наслаждаюсь красотой, забывая обо всем на свете.


— Красиво здесь, правда? — вздрагиваю от неожиданности, когда позади слышится голос Артура.

— Да, — киваю, не оборачиваясь к нему.

Руки мужчины обвивают мою талию, он целует меня за ушко, прижимая к себе.

— Ты совсем раздет, простынешь же, — взволнованно смотрю на него. В одной клетчатой рубашки и штанах. Словно спешил куда-то. И чем только думает?

— Но ты ведь тогда меня вылечишь? — улыбается с вызовом, а потом прижимается своими губами к моим, жадно целуя.

Я не могу сопротивляться. Цепляюсь за его плечи, отвечаю с безумством.

— Идем в дом, Лиза ещё спит, поэтому у нас есть время побыть вдвоём. Утро должно начинаться правильно, — отрывается от меня мужчина, берет мою ладонь и тянет в сторону домика.

Артур закрывает дверь в нашу спальню, стягивает рубашку и майку, являя моим глазам тело настоящего божества. Потом тянется к пряжке ремня и все вокруг уже не имеет никакого значения. Я не замечаю как и сама остаюсь без одежды, не замечаю ни красоты за окном, ни интерьера номера. Есть только глаза напротив моих, в которых я тону. Есть только жесткие губы, которые ласкают и дарят наслаждение. Есть сильные руки, которые не дают мне сбежать. И есть мое сердце, которое начинает биться быстрее рядом с Артуром.

* * *

Неделя в этом сказочном месте проходит невероятно быстро. Нас принимают за семью, посторонние часто называют Лизу моей дочерью и я не спешу исправлять их. Длительные прогулки, вкусные обеды, природа. По вечерам мы втроём устраиваемся перед телевизором и смотрим фильмы. Пьём горячий чай, объедаемся сладостями. Артур отвозит нас на оленью ферму и вместе с Лизой мы с восторгом кормим невероятно красивых животных. А ночью, уложив малышку спать, мы с Артуром спешим к себе. Иногда просто лежим, тесно прижавшись друг к другу, иногда разговариваем о всяких мелочах и планах, но чаще всего утопаем в друг друге.

И когда неделя подходит к концу, я понимаю что не хочу покидать это место. Здесь все так просто. Есть я, Артур и Лиза. Нет никакой работы, нет соцработника, нет наших с Волковым договоренностей. Оказывается так легко забыться, всего-то нужно оторваться от прежней жизни.


— Все хорошо? — спрашивает Артур, когда мы подъезжаем к городу. Наверное, на моем лице отразилась вся гамма эмоций, раз он разволновался за меня.

— Да, просто не хочется возвращаться, — признаюсь честно.

— Через несколько месяцев обязательно вернёмся туда. Весной. Там наверняка будет красиво, — обещает Волков и на душе становится теплее, потому что это означает, что он строит планы в которых есть и я.

— Мне нужно предоставить на работе больничный лист, — ерзаю я на сидении.

— Не волнуйся, я этим займусь. Можешь ещё два дня побыть дома, если хочешь. Как раз наконец-то съездим в торговый центр и купим одежду для тебя и Лизы.

— Да, было бы неплохо.

Город кажется серым и безликим в сравнении с высокими соснами, но стоит нам войти в квартиру и я понимаю что рада возвращению.

— Папочка, а можно завтра в садик не идти? — спрашивает Лиза, устало зевая.

— Так и быть, завтра у нас всех выходной. Но обещай вести себя хорошо.

— Ура! Спасибо!

— Я пойду за продуктами, а вы девочки отдыхайте с дороги, — он хватает связку ключей с тумбочки, целует нас с Лизой по очереди и уходит. Я же осматриваю квартиру и понимаю что не мешало бы здесь убраться.

Снимаю с себя одежду и когда ищу куда дела спортивные штаны, вдруг понимаю что наверное можно были бы свои вещи разложить в шкафу Артура, вместо того чтобы каждый раз ходить за ними в детскую комнаты. Все равно я уже давно, можно сказать, переехала в его спальню.

Я сгребаю с полок несколько стопок одежды, прижимаю к груди и напевая иду в спальню. Щелкаю выключателем, открываю обе створки шкафа и застываю на месте.

До этого я ни разу не заглядывала сюда. Видела лишь мельком мужскую одежду, когда Артур доставал ее, поэтому сейчас с недоумением смотрю на женские вещи, аккуратно сложенные на полках и развешенные на плечиках в правой половине шкафа. Сердце в груди пропускает удар, а по всему тело проходит нервная дрожь. Улыбка слетает с лица. Я моргаю часто-часто, поперёк горла застревает ком. Что это? Чьё?

Я осторожно провожу рукой по черному короткому платью. Сбоку на полке поясок и коробочка с женским парфюмом. Это бывшая Артура забыла? Хотя нет, зачем ему хранить ее вещи?


Мой взгляд натыкается на фотоальбом. Я воровато оглядываюсь по сторонам, но любопытство сдержать не могу. С первых же страниц на меня смотрит Жанна. Они с Артуром стоят у фонтана, счастливые и влюблённые. Пальцы трясутся, когда я переворачиваю страницу за страницей и с каждой фотографией в мое сердце словно забивают гвозди.


До меня наконец-то доходит. Артур до сих пор хранит ее вещи в шкафу. Словно она просто вышла из дома, а не умерла. Его чувства к ней все ещё живые и мне никогда не затмить ее.


Я закрываю шкаф, смахивая с глаз непрошеные слёзы, собираю с кровати свою одежду и нему ее обратно. В детскую комнату. Кажется, в спальне Артура мне не место.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


После ужина я ссылаюсь на плохое самочувствие и ухожу в комнату. Лиза и Артур смотрят телевизор, до меня доносится их смех, но настроения выбраться из своего кокона нет. Я внезапно чувствую себя здесь совершенно чужой. Наверное, правильно было бы задать Артуру вопрос в лоб — нравлюсь ли ему и хочет ли он каких-либо отношений со мной. Потому что жить в неизвестности оказывается безумно сложно. Но мне не хватает смелости.

В какой-то момент мне становится стыдно за свои мысли. Волков решил проблему с моим кредитом, помог мне, а я веду себя как неблагодарная. Всё-таки взрослые мужчина и женщина иногда переходят грани, но это ведь совсем не означает что они влюблены и всю оставшуюся жизнь проживут вместе.

— Даш, тебе уже лучше? — в комнате появляется Лиза с отцом. Она одета в пижаму, в руках маленькая подушечка.

— Да, солнышко, намного лучше, — выдавливаю из себя улыбку, избегая смотреть на Артура.

— А я сегодня буду с вами спать. Папа разрешил. Будем тебя лечить волшебными сказками, — малышка забирается в кровать и устраивается посередине.

— Правда? И кто будет рассказывать сказки? — улыбаюсь я, обнимая Лизу, и вдруг понимаю что она для меня стала безумно родным человечком. Я люблю ее словно дочь и даже представить не могу как буду жить без неё, когда придётся уходить.

— Папа!

— О-о-о, правда? А папа знает?

— Он знает много-много сказок, правда, пап?

— Конечно, — Артур гасит основной свет, оставляя включёнными только бра у кровати и ложится к нам. — Что бы ты хотела сегодня послушать? — спрашивает у дочери.

— Ну-у-у, дай подумать, — смешно хмурится она, вызывая у нас с Волковым улыбку. — Расскажи как вы познакомились с мамой, — внезапно просит она и с моего лица в мгновенье слетает улыбка.

— Не думаю что Даше это интересно, давай лучше про принца, — сдавленным голосом произносит Артур.

— Ну, пап! Я точно знаю что Даше интересно! Ну скажи ему.

— Мне кажется папа прав, давай лучше про принца, — сдержанно улыбаюсь, хотя на самом деле все внутри меня заледенело. Это похоже на насмешку судьбы. Одежда в шкафу, фотографии, а сейчас ещё и рассказы об их с Артуром знакомстве.

— А я хочу про маму, — капризно дует губки Лиза. — Если ты не хочешь рассказывать, я могу сама рассказать, — деловито сообщает она и устраивается поудобней. — Папа чинил машины. Это когда-то было его работой. И однажды к нему в мастерскую приехала красная маленькая машинка. Как в кино. У неё была разбитая фара, — начала свой рассказ Лиза, я же всеми способами пытаюсь убедить себя что мне не интересно.

Абсолютно не интересно.

И не больно. И безразлично. Жанны больше нет, все в прошлом. Нельзя винить ребёнка за то, что ей интересно кем была ее мать.

— … из машины вышла девушка. Она была настолько красива, что папа засмотрелся на неё и когда ему бросали инструмент, не поймал, и ключ попал ему прямо в голову…

Я все же нахожу в себе смелость взглянуть на Артура. Он задумчиво смотрит в потолок, но почувствовав на себе мой взгляд, поворачивает голову в мою сторону и на его лице появляется извиняющая улыбка. Я вздыхаю, отворачиваюсь от мужчины и прикрываю глаза. Голос Лизы превращается в монотонное бубнение, я не хочу знать ничего о той женщине, которая до сих пор живет в сердце Волкова. Потому что мне бы хотелось чтобы там осталось место и для меня.

Я не замечаю как проваливаюсь в сон и вздрагиваю, когда кто-то обнимает меня со спины притягивает к себе.

— Разбудил? Прости, — хриплым голосом произносит Артур. В комнате темно, за окном воет ветер. В квартире тишина. — Я отнес Лизу в ее комнату, надеюсь, она не обидится когда проснётся.

— Ага, — я чувствую как сильно бьется мое сердце, как по всему телу проходят мурашки от такой близости мужчины. Как все плохое рядом с ним сразу же забывается.

— Прости за вечер, не думаю что тебе хотелось слушать о Жанне, но я стараюсь делать так, чтобы Лиза знала что у нее была мама и чтобы это была не просто женщина с фотографии.

— Я понимаю, — тихо произношу я.

— Хорошо, — целует меня в шею Артур, от чего мое дыхание сбивается окончательно. — Я скучал, — произносит он и мне становится интересно: это просто слова или и в самом деле скучал? — Не мог дождаться когда Лизка уснёт. Чтобы сделать вот так, — его пальцы забираются под мою маечку. — И вот так, — на пол летят мои шортики.

— Артур, — выдыхаю я, когда его тело накрывает мое.

— Знаю, ты тоже скучала, — самоуверенно произносит он, впиваясь в мои губы жарким поцелуем.


И снова я не могу противостоять ему. И снова загораюсь словно спичка и так же быстро сгораю дотла. Слишком остро все чувствуется рядом с мужчиной, слишком сильно мне хочется оказаться в его руках. И в последний момент мне приходится с силой прикусить губу, чтобы случайно в порыве страсти не признаться ему в любви. Потому что да, черт побери, кажется, я влюбилась. Серьезно и бесповоротно. И это чувство так отличается от всего того что я ощущала до этого, что становится страшно. До безумия.

Загрузка...