Глава 39

— Беременна? — эхом повторяю за доктором, выходя из одного состояния шока и погружаясь в другое. Я моргаю несколько раз. Пытаюсь собраться с мыслями. Все остальные проблемы сейчас отходят на задний план.

Могу ли я быть беременной?

Вспоминаю когда у меня в последний раз были «эти дни» и мои глаза широко распахиваются от удивления. Еще перед новым годом. Я тогда в квартире Волкова жила. Это сколько же прошло?

— Семь… семь недель, — выдавливаю из себя, с трудом сдерживая рыдания и прикасаюсь ладошкой к своему плоскому животу. На Артура не смотрю. Я вообще не желала встречи с ним, хотя в глубине души и чувствовала радость от того что приехал. Волновался. И, кажется, даже пожалел о своих словах. Но поздно. Обида во мне засела настолько глубоко, что к нему я никогда не смогу вернуться.

— Хорошо, постарайтесь расслабиться, Дашенька, я буду объяснять все что делаю, чтобы вам не было страшно, — как можно ласковей произнес врач.

— Угу, — кивнула я, с трудом сдерживая новый поток слез. Сегодня я лишилась дома, и просто не могу потерять еще и ребеночка. Господи, прошу, пусть все будет хорошо. Я ведь только узнала о том, что буду мамой, не отбирай у меня это счастье. Пусть он будет здоровеньким. Я буду любить его больше всего на свете.

— Вас попрошу ожидать в коридоре, — обращается к Волкову, но тот никак не реагирует, продолжает пялится на мой живот.

С его лица полностью сошли все краски. О чем он думает в эту минуту не разобрать, возможно, через час его уже не будет здесь. Не думаю что он мечтал завести еще детей, наверняка злится, но мне плевать. Главное чтобы моя кроха выжила, а там уж как-то разберусь со своими проблемами. В деревню к родителям в конце концов уеду.

Минуты тянутся безумно долго, врачи суетятся вокруг меня, я наблюдаю за тем, как прозрачная жидкость течет через трубку и попадает в мою вену. Молюсь. Глажу свой животик и шепотом разговариваю с малышом. Прошу его быть сильным. Говорю о том как люблю.

Что же я такая дура раньше не заподозрила свою беременность? Впала в хандру, совершенно выпав из реальности. Плохо питалась, даже таблетки от головной боли несколько раз принимала. Напряжение нарастает. Успокоиться не получается. Я вся дрожу. Почему это происходит со мной?

Только под утро мне сообщают, что угроза выкидыша миновала и я наконец-то могу вздохнуть полной грудью. Прикрываю глаза, стараясь не думать о плохом, не прокручивать в голове все то что предстоит сделать. Восстановить документы после пожара, например. И проваливаюсь в спасительный сон.

Когда просыпаюсь, сразу же натыкаюсь взглядом на спящего в кресле Артура. Я не помню во что он был одет вчера, поэтому не могу сказать был он дома или же все это время провел со мной. Но судя по том, что на плечах его свитера осевший пепел, переодеться не успел. Воспоминания прошлой ночи врываются в мою голову одним потоком. Но я стараюсь не плакать. Ради малыша. Теперь все что чувствую я, чувствует и он. Поэтому я обязана быть сильной. Ради него.

Пока Волков спит я могу в открытую разглядывать его. Ласкать глазами каждую черточку его лица. Оказывается я скучала. Даже больше чем думала.

Как жаль что все закончилось вот так, но я ни о чем не жалею. Благодаря ему я многое поняла, на многое изменила взгляды, вышла из токсичных отношений. Вот только почему на сердце так тоскливо?

Артур, словно почувствовав на себе мой взгляд, открыл глаза. Дыхание сбилось от того как он смотрит на меня. Я не знаю что сказать. Выгнать его? Поздороваться? Нагрубить?

Отворачиваюсь.

Не говорю ни слова.


— Даш, — тихо и ласково. От тона его голоса хочется взвыть. — Уже все хорошо, придётся недельку-вторую остаться здесь, позже заглянет врач и даст тебе все рекомендации.

Он замолкает. Возможно, ждет благодарностей, но я не собираюсь ему их говорить. Решаю, что лучше всего полностью игнорировать мужчину. Он за месяц ни разу не вспомнил обо мне, это прямо указывает на то, что я ему абсолютно безразлична. И ребёнок этого не изменит.


— Я вернусь вечером, привезу все что тебе надо, одежду там сменную. Фрукты. Ты хочешь фрукты?

Он напряжен. А ещё его слова звучат как-то неуверенно. Хочу сказать, что единственное чего желаю — чтобы он исчез. Но упрямо молчу.

— Ладно, понимаю, ты все ещё в шоке. Я тогда куплю все что написали врачи и телефон для связи. Я тогда… пойду?..

Я молчу. Даже не смотрю в его сторону. Раздаются шаги. Артур идёт к выходу. Замирает у двери.

— Даш, ты прости что так вышло. Я дурак. Поправляйся. Я хочу с тобой поговорить, но после того как тебя выпишут, — с этими словами он покидает палату, я же до боли сжимаю руки в кулаки. Я сильная. Я не буду плакать.

* * *

Я провожу в больнице две недели. Все это время каждый день ко мне приходит Артур. Ведет себя вежливо, интересуется как мое здоровье, привозит одежду в фирменных пакетах, явно только купленную, и телефон. Говорим мало. О погоде, о врачах, о Лизе. Но не о нашем будущем ребенке и не о том, как жестоко поступил Артур, прогнав меня прочь из своей жизни. Но я терплю его присутствие. Ради своего малыша. Потому что прекрасно понимаю, что сама себе обеспечить хорошее медицинское наблюдение не смогу, а показывать гордость в такой ситуации не самое лучшее решение. Этого не стоит здоровье моего малыша.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


Я просматриваю варианты квартир под аренду. Артур сказал что моя не сгорела полностью, но коридор, кухня и ванная требуют капитального ремонта. На который денег у меня нет. Местная власть скорее всего выдаст всем жильцам какую-то компенсацию, но вот когда это будет — вопрос. Поэтому я не теряю зря время, созваниваюсь с риелторами, рассматривая вариант снятия комнаты недалеко от работы. Беременной будет слишком тяжело таскаться по городу туда-сюда. Теперь я должна думать за двоих.

— Я забрал документы из регистратуры, можешь собираться, тебя выписали, — сообщает Артур вместо приветствия. Он выглядит взволнованным, отводит в сторону взгляд. По его резким движениям я догадываюсь что что-то не так.

— Хорошо, я только переоденусь, выйди, пожалуйста.

Он хмыкает и переводит на меня насмешливый взгляд. Дескать, что я там не видел? Но натыкается на мое непроницаемое выражение лица и отступает.

— Я подожду тебя в коридоре.

Я не спрашиваю куда мы поедем. Просто следую за Артуром к машине и сажусь на переднее сидение. Я слишком устала, чтобы спорить или пытаться сейчас вызвать такси, а потом искать гостиницу. Ах, да, я ведь без налички и банковских карт. Все осталось в квартире. Я лишь успела ухватить сумочку, но кошелька в ней не оказалось.

Тишина между нами давит. Мне уже хочется чтобы он что-то сказал, пусть даже это будет неприятное. Тогда я могла бы высказать ему все что думаю, выплеснуть всю ту злость, что коплю внутри себя много дней. Но Артур, словно превратился в другого человека. Слишком участлив, слишком вежлив. Ни одного грубого слова.

Я почти не удивляюсь, когда он привозит меня к своему дому. Хотя признаться честно, ожидала что снял для меня отдельную квартиру.

— Зачем мы здесь? — спрашиваю с вызовом, не собираясь покидать машину.

— Нам нужно поговорить. Серьезно. О нашем будущем. Я не хотел чтобы ты волновалась пока была в больнице, но тянуть больше не могу.

— Нам не о чем говорить. Ты сам по себе, мы сами по себе.

— Даша, — устало выдыхает Артур и трёт глаза. — У нас будет ребёнок. Я никогда не рассматривал вероятность что кроме Лизы у меня будет ещё сын или дочь, но это случилось и… если честно то я счастлив, — его губы трогает легкая улыбка. Он смотрит на мой живот, в глазах нежность. Та самая, которая так редко проявляется в нем. — Я не умею красиво говорить, да и говорю обычно не то что нужно, но я тут подумал, чего медлить? Давай поженимся, а? Я даже кольцо купил, сейчас, где-то здесь, — он наклоняется ко мне, тянет руку к бардачку. Нервничает. Это заметно в каждом его слове и жесте.

Я перехватываю его руку. Останавливаю его. Дышать становится тяжело. Перед глазами все плывет и я держусь из последних сил чтобы не расплакаться, потому что собираюсь отказать ему. Потому что это из разряда фантастики — наш с Волковым брак. Не бывает так. Не в реальной жизни точно.

— Подожди. Не надо. Не надо никакого кольца. Я не выйду за тебя, — качаю головой, а на душе становится так тоскливо. — Я не хочу чтобы причиной замужества стала беременность. Ты можешь видится с ребёнком, но жить мы будем отдельно. У нас разные пути, Артур.

— Что за чушь? Черт, Даш, — он склоняется ко мне так близко, что я чувствую его дыхание на своём лице. По коже ползут мурашки. Его аромат окутывает меня, возвращая в прошлое. Туда, где я была счастлива. — Это из-за того что я сорвался тогда, да? Прости, прости меня. Я знаю что повёл себя словно кретин. Налажал. Очень сильно. Мне не стоило винить тебя в случившемся, Лиза все мне рассказала, но в тот момент я был слишком зол чтобы признать свою ошибку, а потом… потом был просто козлом, — невесело усмехается он, заправляя за ухо прядь моих волос. — Я буду стараться, очень, клянусь. Буду заботится о тебе и нашем малыше. Поверь мне. Больше никаких ссор. Давай попробуем? Ты, я, Лиза и наш ребенок. Я ведь до тебя никогда не задумывался о том, чтобы завести настоящую семью. Даш, подумай, прошу.

— Нет, Артур. И причина не в том, что ты выбросил меня из своего дома словно надоевшую кошку, без возможности объяснится. Ты не любишь меня, ты все ещё живешь прошлым. Я видела вещи твоей жены у тебя в шкафу. Прошел ни один год, а ты все ещё хранишь их, — наконец-то смело произношу вслух то, что волнует меня больше всего.

Загрузка...