Глава 7

Входная дверь громко хлопает, и я вздрагиваю, сидя в кресле. Слышится шорох одежды и позвякивание ключей.

Коля пришел.

Перевожу взгляд на настенные часы и замечаю, что уже почти два ночи. И где был так долго, спрашивается?

На мои звонки он не отвечал, что безумно злило. В какой-то момент я даже решила, что он сбежал, оставив меня одну с долгами. А что можно было ещё подумать в такой ситуации, ведь, как оказалось, я, похоже, многого не знаю о человеке, с которым пытаюсь связать свою жизнь.

— Солнышко, а ты чего не спишь? — заглядывает в гостиную, застыв на пороге. Улыбка какая-то странная. Кривоватая, неискренняя. Видно, что надеялся не встретиться со мной сегодня, а рано утром притвориться спящим, избегая разговоров и расспросов о его вечерних пропажах.

— Сядь, — устало произношу я, кивком указывая на диван. Из-за волнения и нервов горло сжимает спазмом и говорить становится трудно. Я не знаю, с чего начать, не хочу даже вслух произносить те страшные слова, ведь, кажется, стоит это сделать — и все вокруг станет реальностью.

— Дашуль, ты такая серьезная. Случилось что? Хотя… м-м-м, а ты мне нравишься такой.

Он пересекает расстояние между нами, забираясь холодными руками под мою майку. Пытается поцеловать меня, но я отклоняюсь от его ласк. Сейчас они неприятны. Его поведение скорее раздражает.

— Случилось, Коль, еще как случилось! — голос прорезается, и я отталкиваю мужчину от себя. Смотрю на него зло, пытаясь не сорваться и не наброситься на него с обвинениями.

— Эй, ты чего? — смотрит на меня с недоумением, растерянно пряча руки в карманах джинсов.

— Мне из банка звонили, — сообщаю я и замечаю, как распахиваются от удивления глаза Коли, а губы сжимаются в тонкую линию.

— Что? — хрипло и нервно. Отводит от меня взгляд и отходит к окну.

— Скажи мне, что это какая-то шутка или ошибка, скажи, что ты не брал на мое имя кредит на пятьсот тысяч.

— Малыш, я… — Он вновь оказывается передо мной. Наклоняется, заглядывая мне в глаза. В выражении его лица явно читаются растерянность и вина. — Я клянусь, мы все отдадим.

— Мы? Ты имеешь в виду, что банк заберет мою квартиру, как до этого автомобиль, чтобы рассчитаться по твоим долгам? Я этих денег даже в руках не держала! — Истерика уже совсем близко, накатывает волнами, и то спокойствие, которого я добилась ещё несколько минут назад, разлетается на осколки.

— Нет, поверь, все будет отлично, — заверяет меня Коля, пытаясь поцеловать, но я отворачиваюсь.

— Куда ты дел деньги?

Это единственный вопрос, который меня беспокоит и который и в самом деле безумно важен, но Коля упрямо молчит.

— Куда ты мог потратить такие деньги? И не говори мне, что вложил в развитие бизнеса! Я сейчас вообще начинаю сомневаться в том, а был ли вообще этот бизнес у тебя!

— Ты считаешь меня лгуном? — В его глазах загорается злость, которая сейчас абсолютно неуместна.

— Что ты, я всего лишь считаю нас бездомными. Официально! — срываюсь на крик, и из глаз брызгают слезы.

Обидно до жути, а все моя мягкость и вера в Николая. Он ведь так загорелся каким-то бизнес-проектом, постоянно где-то пропадал, вёл переговоры, обещал, что все будет хорошо, заживем по-настоящему, поедем отдыхать за границу, а в итоге… в итоге очень скоро мне придётся переехать в деревню к родителям и каждый день добираться до работы на электричке. Туда и обратно. Перспективы очаровательны!

— Подожди, выход должен быть, Даш. А давай продадим квартиру, там будет больше чем пол-ляма, погасим кредит, и еще на однушку какую-нибудь хватит.

— Разве что на комнату в коммуналке. Квадратов так на десять. Где деньги, Коля?

— А когда… когда сказали отдать? — Он начинает нервно вышагивать туда-сюда по комнате, время от времени потирая отросшую щетину.

— Неделю назад. Сейчас капают пени, залоговое имущество так быстро точно не заберут, но мы в любом случае не сможем выплатить такие деньги, — говорю глухо и замолкаю.


Какое-то время в комнате царит тишина, каждый думает о своём, хочется проснуться завтра и узнать, что все это лишь дурной сон. Ох, как же хочется!

— Я… у меня были долги, Даша, — наконец-то отмирает Коля и смотрит на меня виновато. Я же не понимаю, о чем он.


— Какие долги?

— Перед серьезными людьми. Они могли меня убить. И тебя тоже. Понимаешь? Я не мог поступить по-другому. И тебе говорить не хотел, чтоб не волновалась, не накручивала себя понапрасну.

Я хмурюсь и смотрю на него с недоверием. У Коли были проблемы? Из-за чего? Почему он ничего мне не говорил? Как это могло мимо меня пройти? У меня складывается ощущение, что я абсолютно не знаю человека, с которым встречаюсь уже три года.

— Не веришь? — с вызовом спрашивает он. — Сейчас, погоди, я специально записал один из разговоров, хотел пойти к ментам, но оказалось, у них везде свои люди.

Коля достает из кармана телефон и нервно что-то ищет в нем.

— Вот. Слушай, — протягивает в мою сторону смартфон.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍


«Если бабок не будет в течение недели, тебя найдут в мусорном баке. И бабу твою тоже. Ты не с теми людьми связался…»

Голос басистый, прокуренный, грозный. И то, как это было сказано, не оставляет сомнений, что да, он сделает в точности так, как сказал.

— Видишь? Я не вру, Даш. Я знаю, это не снимает с меня вины за то, что я сделал, но я честно пытался заработать бабки, чтобы отдать их. Устроился даже охранником, но в сравнении с сумой долга зарплаты везде мизерные. Я же не сын каких-то олигархов.

— Господи-и-и, — протягиваю я, заливаясь слезами.

— Дашенька, солнышко, ну ты чего. Все будет хорошо, обещаю тебе. Главное, что все живы и здоровы, а квартира… ну и черт с ней, на новую заработаем!

— Я не хочу новую, — всхлипываю я, — и что делать теперь, Коль? Где деньги искать? Можешь у друзей твоих каких-то одолжить, а? — заглядываю с надеждой ему в глаза.


— Не, Даш, не вариант. Вот вообще. Что-нибудь придумаем, не волнуйся, котёнок.

Загрузка...